Слово о полку Игореве

Слово о полку Игореве - Слово о пълку Игоревѣ
Слово о походе Игоревом, Игоря, сына Святославова, внука Олегова — известный памятник литературы Древней Руси. «Слово» было написано, предположительно, в конце XII века, вскоре после описываемого события (часто датируется тем же 1185 годом, реже — 1-2 годами позже).
В 1932 году М. П. Сокольникову, художественному редактору издательства «Академия», пришла идея выпустить «Слово о полку Игореве» в палехском стиле. Писатель Максим Горький посоветовал поручить оформление книги Ивану Ивановичу Голикову – выдающемуся живописцу, создателю палехской миниатюры. «Слово о полку Игореве» Ивана Ивановича Голикова стало не только классикой палехского искусства, но и образцом искусства книги.
Текст «Слова» художник написал от руки, изучив стиль письма древнерусских летописей. За предельно короткий срок (около двух лет) Голиков подготовил все иллюстрации — картины, заставки, концовки, инициальные буквы, оформил обложку-титул. В своих иллюстрациях художник соединил традиции древнерусских миниатюр и палехской живописи. Книга вышла в 1934 году.

Перевод ниже книги.

Слово о полку Игореве - Слово о пълку Игоревѣ (2)

Слово
о плъку Игоревh,
Игорe сына Свeтъславлe,
внука Ольгова.

Не лhполи ны бeшетъ, братdå, на{eти
старыми словесы трудныхъ повhстdй о
пълку Игоревh, Игорe Свeтъславли{а!
на{ати же сe тъй пhсни по былинамь
сего времени, а не по zамышленdt

`z`

Áîeít. Áîeíú áî âhmdé, àmå êîìó õîòøå
ïhñíü òâîðèòè, òî ðàñòhêàøåòñe ìûñëdt
ïî äðåâó, ñhðûìú âúëêîìú ïî zåìëè,
øèzûìú îðëîìú ïîäú îáëàêû. Ïîìíe-
øåòü áî ðå{ü ïúðâûõú âðåìåíú óñîádöh;
òîãäà ïómàøåòü `i` ñîêîëîâü íà ñòàäî
ëåáåähé, êîòîðûé äîòå{àøå, òà ïðåäè
ïhñü ïîeøå, ñòàîìó Eðîñëîâó, õðà-
áðîìó Ìñòèñëàâó, èæå zàðhzà Ðåäåät
ïðåäú ïúëêû Êàñîæüñêûìè, êðàñíîìó
Ðîìàíîâè Ñâeòúñëàâëè{t. Áîeíú æå,
áðàòdå, íå `i` ñîêîëîâü íà ñòàäî ëåáåähé
ïómàøå, íú ñâîe âhmdà ïðúñòû
íà æèâàe ñòðóíû âúñêëà-
äàøå; îíè æå ñàìè
Êíezåìú ñëàâó
ðîêîòàõó
.

Слово о полку Игореве - Слово о пълку Игоревѣ (3)

Слово о полку Игореве - Слово о пълку Игоревѣ (4)

Слово о полку Игореве - Слово о пълку Игоревѣ (5)
Íî{íåìú æå, áðàòdå, ïîâhñòü ñdt
îòú ñòàðîãî Âëàäèìåðà äî íûíhøíeãî
Èãîðe; èæå èñòeãíó óìü êðhïîñòdt
ñâîåt, è ïîîñòðè ñåðäöà ñâîåãî ìó-
æåñòâîìú, íàïëúíèâñe ðàòíàãî äóõà,
íàâåäå ñâîe õðàáðûe ïëúêû íà zåìët
Ïîëîâhöüêót zà zåìët Ðóñüêót. Òîãäà
Èãîðü âúzðh íà ñâhòëîå ñîëíöå è âèäh
îòú íåãî òüìît âñe ñâîe âîe ïðèêðû-
òû, è ðå{å Èãîðü êú äðóæèíh ñâîåé:
áðàòdå è äðóæèíî! ëóöåæú áû ïîòeòó
áûòè, íåæå ïîëîíåíó áûòè: à âñeäåìú,
áðàòdå, íà ñâîè áðúzûe êîìîíè, äà ïî-
ðèìú ñèíåãî Äîíó. Ñïàëà Êíezt óìü
ïîõîòè, è æàëîñòü åìó zíàìåídå zà-
ñòóïè, èñêóñèòè Äîíó âåëèêàãî. Õîmó
áî, ðå{å, êîïdå ïðèëîìèòè êîíåöü ïîëe
`аi`

Ïîëîâåöêàãî ñú âàìè Ðóñèöè, õîmó
ãëàâó ñâît ïðèëîæèòè, à ëtáî èñïèòè
øåëîìîìü Äîíó. Î Áîeíå, ñîëîâdt
ñòàðîãî âðåìåíè! àáû òû ñdà ïëúêû
ómåêîòàëú, ñêà{à ñëàâdt ïî ìûñëåíó
äðåâó, ëåòàe óìîìú ïîäú îáëàêû,
ñâèâàe ñëàâû îáà ïîëû ñåãî âðåìåíè,
ðèmà âú òðîïó Òðîeít {ðåñú ïîëe íà
ãîðû. Ïhòè áûëî ïhñü Èãîðåâè, òîãî
(Îëãà) âíóêó. Íå áóðe ñîêîëû zàíåñå
{ðåzú ïîëe øèðîêàe; ãàëèöè ñòàäû
áhæàòü êú äîíó âåëèêîìó; {èëè âúñïhòè
áûëî âhmåé Áîeíå, Âåëåñîâü âíó{å!
Êîìîíè ðæóòü zà Ñóëît; zâåíèòü ñëàâà
âú Êûåâh; òðóáû òðóáeòü âú Íîâh-
ãðàäh; ñòîeòü ñòezè âú Ïóòèâëh; Èãîðü
æäåòú ìèëà áðàòà Âñåâîëîäà. È ðå{å
Áóé Òóðú Âñåâîëîäú: îäèíú áðàòú,
îäèíú ñâhòú ñâhòëûé òû Èãîðt, îáà
åñâh Ñâeòúñëàâëè{e; ñhäëàé, áðàòå,
ñâîè áðúzûè êîìîíè, à ìîè òè ãîòîâè,
îñhäëàíè ó Êóðüñêà íà ïåðåäè; à ìîè òè
Êóðeíè ñâhäîìè êú ìåòè, ïîäú òðóáàìè
ïîâèòè, ïîäú øåëîìû âúzëåëheíû,
êîíåöü êîïède âúñêðúìëåíè, ïóòè èìü
âhäîìè, eðóãû èìú zíàåìè, ëóöè ó
íèõú íàïðeæåíè, òóëè îòâîðåíè, ñàáëè
èzúîñòðåíè, ñàìè ñêà{tòü
`вi`

Слово о полку Игореве - Слово о пълку Игоревѣ (6)

àêû ñhðûè âëúöè âú ïîëh, èmó{è ñåáå
{òè, à Êíezt ñëàâh. Òîãäà âúñòóïè
Èãîðü Êíezü âú zëàòú ñòðåìåíü, è
ïîhõà ïî {èñòîìó ïîët. Ñîëíöå åìó
òúìît ïóòü zàñòóïàøå; íîmü ñòîíómè
åìó ãðîzît ïòè{ü óáóäè; ñâèñòú zâhðèíú
âú ñòàzáè; äèâú êëè{åòú âðúõó äðåâà,
âåëèòú ïîñëóøàòè zåìëè íåzíàåìh,
âëúzh, è ïî ìîðdt, è ïî Ñóëdt, è Ñóðîæó,
è Êîðñóít, è òåáh Òüìóòîðàêàíüñêûé
áëúâàíú. À Ïîëîâèöè íåãîòîâàìè äîðî-
ãàìè ïîáhãîøà êú Äîíó Âåëèêîìó;
êðû{àòú òhëhãû ïîëóíîmû, ðöè ëåáåäè
ðîñïómåíè. Èãîðü êú Äîíó âîè âåäåòú:
óæå áî áhäû åãî ïàñåòú ïòèöü; ïîäîádt
âëúöè ãðîçó âú ñðîæàòú, ïî eðóãàìú;
îðëè êëåêòîìú íà êîñòè zâhðè zîâóòú,
ëèñèöè áðåøóòú íà {ðúëåíûe mèòû. Î
ðóñêàe zåìëå! óæå zà Øåëîìeíåìú åñè.
Äëúãî. Íî{ü ìðêíåòú, zàðe ñâhòú
zàïàëà, ìúãëà ïîëe ïîêðûëà, måêîòú
ñëàâéd óñïå, ãîâîðú ãàëè{ü óáóäè. Ðóñè{è
âåëèêàe ïîëe {ðúëåíûìè mèòû
ïðåãîðîäèøà, èmó{è ñåáh
{òè, à Êíezt
ñëàâû
.
`еi`

Слово о полку Игореве - Слово о пълку Игоревѣ (7)
Ñú zàðàíde âú ïeòêú ïîòîïòàøà ïîãàíûe
ïëúêû Ïîëîâåöêûe; è ðàññóøeñü ñòðh-
ëàìè ïî ïîët, ïîì{àøà êðàñíûe ähâêû
Ïîëîâåöêûe, à ñú íèìè zëàòî, è ïàâîëîêû,
è äðàãûe îêñàìèòû; îðüòúìàìè è
eïîí{èöàìè, è êîæóõû íà{àø@ ìîñòèòè
ïî áîëîòîìú è ãðezèâûìú ìhñòîìú, è
âñeêûìè ózîðî{üè Ïîëîâhöêûìè. Yðüëåíú
ñòeãú, áhëà õîðtãîâü, {ðüëåíà {îëêà,
ñðåáðåíî ñòðóæiå õðàáðîìó Ñâeòüñëàâëè{t.
Äðåìëåòú âú ïîëh Îëüãîâî õîðîáðîå
ãíhzäî äàëå{å zàëåòhëî; íåáûëîíú îáèäh
ïîðîæäåíî, íè ñîêîëó, íè êðå{åòó, íè òåáh
{ðúíûé âîðîíú, ïîãàíûé, Ïîëîâ{èíå.
Ãzàêú áhæèòú ñhðûìú -
âëúêîìú; Êîí{àêú åìó
ñëhäú ïðàâèòü êú
Äîíó âåëèêîìó
.
`si`

Слово о полку Игореве - Слово о пълку Игоревѣ (8)

Слово о полку Игореве - (9)

Äðóãàãî äíè âåëìè ðàíî êðîâàâûe zîðè
ñâhòú ïîâhäàtòú; {ðúíûe òó{e ñú
ìîðe èäóòú, õîòeòú ïðèêðûòè `д` ñîëíöà:
à âú íèõú òðåïåmóòü ñèídè ìëúídè,
áûòè ãðîìó âåëèêîìó, èòòè äîæät
ñòðhëàìè ñú Äîíó âåëèêàãî: òó ñe
êîïdåìú ïðèëàìàòè, òó ñe ñàáëeìú
ïîòðó{eòè î øåëîìû Ïîëîâåöêûe, íà
ðhöh íà Êàeëh, ó Äîíó âåëèêàãî. Î
Ðóñêàe zåìëh! óæå íå Øåëîìeíåìú åñè.
Ñå âhòðè, Ñòðèáîæè âíóöè, âhtòú ñú
ìîðe ñòðhëàìè íà õðàáðûe ïëúêû
Èãîðåâû! zåìëe òóòíåòú, ðhêû ìóòíî
òåêóòü: ïîðîñè ïîëe ïðèêðûâàtòú;
`fi`

ñòezè ãëàãîëtòú, Ïîëîâöè èäóòü îòú
Äîíà, è îòú ìîðe, è îòú âñhõú ñòðàíú.
Ðóñêûe ïëúêû îòñòóïèøà. Ähòhè áh-
ñîâè êëèêîìú ïîëe ïðåãîðîäèøà, à
õðàáðdè Ðóñèöè ïðåãðàäèøà {ðúëåíûìè
mèòû. Eðú òóðå Âñåâîëîäh! ñòîèøè
íà áîðîíè, ïðûmåøè íà âîè ñòðhëàìè,
ãðåìëåøè î øåëîìû ìå{è õàðàëóæíûìè.
Êàìî Òóðú ïîñêî{eøå, ñâîèìú zëàòûìú
øåëîìîìú ïîñâh{èâàe, òàìî ëåæàòú
ïîãàíûe ãîëîâû Ïîëîâåöêûe; ïîñêåïà-
íû ñàáëeìè êàëåíûìè øåëîìû Îâàðú-
ñêûe îòú òåáå Eðú Òóðå Âñåâîëîäå. Êàe
ðàíû äîðîãà, áðàòdå, zàáûâú {òè è æè-
âîòà, è ãðàäà Yðúíèãîâà, îòíe zëàòà
ñòîëà, è ñâîe ìèëûe õîòè êðàñíûe Ãëh-
áîâíû ñâû{àe è îáû{àe? Áûëè âh{è
Òðîeíè, ìèíóëà ëhòà Eðîñëàâëe; áûëè
ïëúöè Îëãîâû, Îëüãà Ñâeòüñëàâëè{e.
Òúé áî Îëåãú ìå{åìú êðàìîëó êîâàøå,
è ñòðhëû ïî zåìëè ñheøå. Ñòóïàåòú
âú zëàòú ñòðåìåíü âú ãðàäh Òüìóòîðî-
êàíh. Òîæå zâîíú ñëûøà äàâíûé
âåëèêûé Eðîñëàâú ñûíú Âñåâîëîæü: à
Âëàäèìdðú ïî âñe óòðà óøè zàêëàäàøå
âú Yåðíèãîâh; Áîðèñà æå Âe{åñëàâëè{à
ñëàâà íà ñóäú ïðèâåäå, è íà êàíèíó
zåëåíó ïàïîëîìó
`к`

Слово о полку Игореве - (10)

ïîñòëà, zà îáèäó Îëãîâó õðàáðà è ìëàäà
Êíeze. Ñú òîeæå Êàeëû Ñâeòîïëúêü
ïîâåëhe îòöà ñâîåãî ìåæät Óãîðüñêèìè
èíîõîäüöû êî Ñâeòhé Ñîôdè êú Êdåâó.
Òîãäà ïðè Îëzh Ãîðèñëàâëè{è ñheøåòñe
è ðàñòeøåòü óñîáèöàìè; ïîãèáàøåòü
æèzíü Äàæäü - Áîæà âíóêà, âú Êíeæèõú
êðàìîëàõú âhöè {åëîâhêîìü ñêðàòèøàñü.
Òîãäà ïî Ðóñêîé zåìëè ðhòêî ðàòàåâh
êèêàõóòü: íú {àñòî âðàíè ãðàeõóòü,
òðóïdà ñåáh ähëe{å; à ãàëèöè ñâît ðh{ü
ãîâîðeõóòü, õîòeòü ïîëåòhòè íà óñåädå.
Òî áûëî âú òû ðàòè, è âú òû ïëúêû; à
ñèöå è ðàòè íå ñëûøàíî: ñú zàðàídà äî
âå{åðà, ñú âå{åðà äî ñâhòà ëåòeòú
ñòðhëû êàëåíûe; ãðèìëtòú ñàáëè î
øåëîìû; òðåmàòú êîïdà õàðàëóæíûe,
âú ïîëh íåzíàåìh ñðåäè zåìëè Ïîëî-
âåöêûè. Yðúíà zåìëe ïîäú êîïûòû,
êîñòüìè áûëà ïîñheíà, à êðîâdt ïîëüeíà;
òóãît âzûäîøà ïî Ðóñêîé zåìëè. Yòî ìè
øóìèòü, òî ìè zâåíèòü äàâå{e ðàíî
ïðåäú zîðeìè? Èãîðü ïëúêû zàâîðî{àåòú;
æàëü áî åìó ìèëà áðàòà Âñåâîëîäà.
Áèøàñe äåíü, áèøàñe äðóãûé: òðåòüeãî
äíè êú ïîëóäídt ïàäîøà ñòezè Èãîðåâû.
Òó ñe áðàòà ðàzëó{èñòà íà áðåzh
áûñòðîé
`кг`

Êàeëû. Òó êðîâàâàãî âèíà íå äîñòà; òó
ïèðú äîêîí{àøà õðàáðdè Ðóñè{è: ñâàòû
ïîïîèøà, à ñàìè ïîëåãîøà zà zåìët
Ðóñêt Íè{èòü òðàâà æàëîmàìè, à äðåâî
ñòóãît êú zåìëè ïðåêëîíèëîñü. Óæå áî,
áðàòdå, íå âåñåëàe ãîäèíà âúñòàëà, óæå
ïóñòûíè ñèëó ïðèêðûëà. Âúñòàëà îáèäà
âú ñèëàõú Äàæü - Áîæà âíóêà. Âñòóïèëú
ähâît íà zåìët Òðîeít, âúñïëåñêàëà
ëåáåäèíûìè êðûëû íà ñèíhìú ìîðå ó
Äîíó ïëåmó{è, óáóäè æèðíe âðåìåíà.
Óñîáèöà Êíezåìú íà ïîãàíûe ïîãûáå,
ðåêîñòà áî áðàòú áðàòó: ñå ìîå, à òî
ìîåæå; è íà{eøà Êíezè ïðî ìàëîå, ñå
âåëèêîå ìëúâèòè, à ñàìè íà ñåáh êðà-
ìîëó êîâàòè: à ïîãàídè ñú âñhõú ñòðàíú
ïðèõîæäàõó ñú ïîáhäàìè íà zåìët Ðóñ-
êót. Î! äàëå{å zàéäå ñîêîëú, ïòèöü áüe
êú ìîðt: à Èãîðåâà õðàáðàãî ïëúêó íå
êðhñèòè. Zà íèìú êëèêíó Êàðíà è Æëe,
ïî ñêî{è ïî Ðóñêîé zåìëè, ñìàãó ìû{t{è
âú ïëàìeíh ðîzh. Æåíû Ðóñêde âúñïëàêà-
øàñü àðêó{è: óæå íàìú ñâîèõú ìèëûõú
ëàäú íè ìûñëdt ñìûñëèòè, íè äóìît
ñäóìàòè, íè î{èìà ñúãëeäàòè, à zëàòà
è ñðåáðà íè ìàëî òîãî ïîòðåïàòè. À
âúñòîíà áî, áðàòdå, Êdåâú òóãît, à
Yåðíèãîâú
`êä`

Слово о полку Игореве - (11)

íàïàñòüìè; òîñêà ðàzëdeñe ïî Ðóñêîé
zåìëè; ïå{àëü æèðíà òå{å ñðåäü zåìëè
Ðóñêûé; à Êíezè ñàìè íà ñåáå êðàìîëó
êîâàõó; à ïîãàídè ñàìè ïîáhäàìè íà-
ðèmómå íà Ðóñêót zåìët, åìëeõó
äàíü ïî áhëh îòú äâîðà. Òdè áî äâà
õðàáðàe Ñâeòúñëàâëè{à, Èãîðü è Âñå-
âîëîäú óæå ëæó óáóäè, êîòîðt òî áeøå
óñïèëú îòåöú èõú Ñâeòúñëàâü ãðîzíûé
Âåëèêûé Êdåâñêûé. Ãðîzît áeøåòü
ïðèòðåïåòàëú ñâîèìè ñèëüíûìè ïëúêû
è õàðàëóæíûìè ìå{è; íàñòóïè íà zåìët
Ïîëîâåöêót; ïðèòîïòà õëúìè è eðóãû;
âzìóòè ðhêè è îzåðû; èññóøè ïîòîêè è
áîëîòà, à ïîãàíàãî Êîáeêà èzú ëóêó ìîðe
îòú æåëhzíûõú âåëèêèõú ïëúêîâú
Ïîëîâåöêèõú, eêî âèõðú âûòîðæå: è
ïàäåñe Êîáeêú âú ãðàäh Êdåâh, âú
ãðèäíèöh Ñâeòúñëàâëè. Òó Íhìöè è
Âåíåäèöè, òó Ãðåöè è Ìîðàâà ïîtòú
ñëàâó Ñâeòúñëàâët êàtòü Êíeze Èãîðe,
èæå ïîãðózè æèðú âî äíh Êàeëû ðhêû
Ïîëîâåöêde, Ðóñêàãî zëàòà íàñûïàøà. Òó
Èãîðü Êíezü âûñhäh èzú ñhäëà zëàòà, à
âú ñhäëî Êîmdåâî; óíûøà áî ãðàäîìú
zàáðàëû, à âåñåëdå ïîíè{å. À Ñâeòúñëàâü
ìóòåíú ñîíú âèäh: âú Êdåâh íà ãîðàõú
ñè íî{ü ñú
`êz`

âå{åðà îähâàõúòå ìe, ðå{å, {ðúíît
ïàïîëîìît, íà êðîâàòû òèñîâh. Yðúïà-
õóòü ìè ñèíåå âèíî ñú òðóäîìü ñìhøåíî;
ñüïàõóòüìè òúmèìè òóëû ïîãàíûõú
òëüêîâèíú âåëèêûé æåí{tãü íà ëîíî, è
íhãótòú ìe; óæå äüñêû áåzú êíhñà
âìîåìú òåðåìh zëàòîâðúñhìú. Âñt
íîmü ñú âå{åðà áîñóâè âðàíè âúzãðàeõó,
ó Ïëhñíüñêà íà áîëîíè áhøà äåáðü
Êèñàít, è íå ñîøët êú ñèíåìó ìîðt.
È ðêîøà áîeðå Êíezt: óæå Êíeæå òóãà
óìü ïîëîíèëà; ñå áî äâà ñîêîëà ñëhòhñòà
ñú îòíe ñòîëà zëàòà, ïîèñêàòè ãðàäà
Òüìóòîðîêàíe, à ëtáî èñïèòè øåëîìîìü
Äîíó. Óæå ñîêîëîìà êðèëüöà ïðèïhøàëè
ïîãàíûõú ñàáëeìè, à ñàìàt îïóñòîøà
âú ïóòèíû æåëhíû. Òåìíî áî áh âú `ã`
äåíü: äâà ñîëíöà ïîìhðêîñòà, îáà áàãðe-
íàe ñòëúïà ïîãàñîñòà, è ñú íèìú ìîëî-
äàe ìhñeöà, Îëåãú è Ñâeòúñëàâú
òúìît ñe ïîâîëîêîñòà. Íà ðhöh Êàeëh
òüìà ñâhòú ïîêðûëà: ïî Ðóñêîé zåìëè
ïðîñòðîøàñe Ïîëîâöè, àêè ïàðäóæå
ãíhzäî, è âú ìîðh ïîãðózèñòà, è
âåëèêîå áóéñòâî ïîäàñòü Õèíîâè. Óæå
ñíåñåñe õóëà íà õâàëó; óæå òðåñíó
íóæäà íà âîët; óæå âðúæåñà äèâü íà
`ки`

Слово о полку Игореве - (12)

zåìët. Ñå áî Ãîòñêde êðàñíûe ähâû
âúñïhøà íà áðåzh ñèíåìó ìîðt. Zâî-
íe Ðóñêûìú zëàòîìú, ïîtòú âðåìe
Áóñîâî, ëåëhtòú ìåñòü Øàðîêàít. À
ìû óæå äðóæèíà æàäíè âåñåëde. Òîãäà
Âåëèêdé Ñâeòñëàâú èzðîíè zëàòî ñëîâî
ñëåzàìè ñìhøåíî, è ðå{å: î ìîe ñû-
íîâ{e Èãîðt è Âñåâîëîäå! ðàíî åñòà
íà{àëà Ïîëîâåöêót zåìët ìå{è öâh-
ëèòè, à ñåáh ñëàâû èñêàòè. Íú íå{åñòíî
îäîëhñòå: íå{åñòíî áî êðîâú ïîãàíót
ïðîëdeñòå. Âàt õðàáðàe ñåðäöà âú æåñòî-
öåìú õàðàëózh ñêîâàíà, à âú áóåñòè
zàêàëåíà. Ñå ëè ñòâîðèñòå ìîåé ñðå-
áðåíåé ñhäèíh! À óæå íå âèæäó âëàñòè
ñèëüíàãî, è áîãàòàãî è ìíîãîâîè áðàòà
ìîåãî Eðîñëàâà ñú Yåðíèãîâüñêèìè
áûëeìè, ñú Ìîãóòû è ñú Òàòðàíû è ñú
Øåëüáèðû, è ñú Òîï{àêû, èñú Ðåâóãû,
è ñú Îëüáåðû. Òdè áî áåñ mèòîâü ñú
zàñàïîæíèêû êëèêîìú ïëúêû ïîáh-
æäàtòú, zâîíe{è âú ïðàähäítt
ñëàâó. Íú ðåêîñòå ìó æà èìhñe ñàìè,
ïðåäítt ñëàâó ñàìè ïîõèòèìú, à
zàäítt ñe ñàìè ïîähëèìú. À {è äèâî
ñe áðàòdå ñòàðó ïîìîëîäèòè? Êîëè ñî-
êîëú âú ìûòåõú áûâàåòú, âûñîêî
ïòèöú âúzáèâàåòú; íå äàñòú ãíhzäà
ñâîåãî âú
`ëà`

îáèäó. Íú ñå zëî Êíeæå ìè íå ïîñîádå;
íà íè{å ñe ãîäèû îáðàòèøà. Ñå Óðèìú
êðè{àòú ïîäú ñàáëeìè Ïîëîâåöêûìè, à
Âîëîäèìèðú ïîäú ðàíàìè. Òóãà è òîñêà
ñûíó Ãëháîâó. Âåëèêûé Êíeæå Âñåâîëîäå!
íå ìûñëdt òè ïðåëåòhòè èzäàëå{à, îòíe
zëàòà ñòîëà ïîáëtñòè? Òû áî ìîæåøè
Âîëãó âåñëû ðàñêðîïèòè, à Äîíú øåëîìû
âûëüeòè. Àæå áû òû áûëú, òî áûëà áû
Yàãà ïî íîãàòh, à Êîmåé ïî ðåzàíh. Òû
áî ìîæåøè ïîñóõó æèâûìè øåðåøèðû
ñòðhëeòè óäàëûìè ñûíû Ãëháîâû. Òû
áóé Ðtðè{å è Äàâûäå, íå âàtëè zëà-
{åíûìè øåëîìû ïî êðîâè ïëàâàøà? Íå
âàt ëè õðàáðàe äðóæèíà ðûêàtòú àêû
òóðè, ðàíåíû ñàáëeìè êàëåíûìè, íà
ïîëh íåzíàåì? Âñòóïèòà Ãîñïîäèíà âú
zëàòà ñòðåìåíü zà îáèäó ñåãî âðåìåíè,
zà zåìët Ðóññêót, zà ðàíû Èãîðåâû,
áóåãî Ñâeòñëàâëè{à! Ãàëè{êû Îñìî-
ìûñëh Eðîñëàâå âûñîêî ñhäèøè íà ñâî-
åìú zëàòîêîâàííhìú ñòîëh. Ïîäïåðú
ãîðû Óãîðñêûè ñâîèìè æåëhzíûìè
ïëúêè, zàñòóïèâú Êîðîëåâè ïóòü, zà-
òâîðè âú Äóíàt âîðîòà, ìå{à âðåìåíû
{ðåzú îáëàêè, ñóäû ðeäe äî Äóíàe.
Ãðîzû òâîe ïî zåìëeìú òåêóòú;
îòòâîðeåøè Êdåâó âðàòà; ñòðhëeåøè
`ëâ`

ñú îòíe zëàòà ñòîëà Ñàëòàíè zà zåì-
ëeìè. Ñòðhëeé Ãîñïîäèíå Êîí{àêà,
ïîãàíîãî Êîmåe zà zåìët Ðóñêót, zà
ðàíû Èãîðåâû áóåãî Ñâeòñëàâëè{à. À
òû áóé Ðîìàíå è Ìñòèñëàâå! õðàáðàe
ìûñëá íîñèòú âàñú óìú íà ähëî.
Âûñîêî ïëàâàåøè íà ähëî âú áóåñòè,
eêî ñîêîëú íà âhòðåõú øèðeeñe, õîòe
ïòèöt âú áéóñòhâ îäîëhòè. Ñóòü áî ó
âàt æåëhzíûè ïîïîðzè ïîäú øåëîìû
ëàòèíñêèìè. Òhìè òðåñíó zåìëe, è
ìíîãè ñòðàíû Õèíîâà. Ëèòâà, Eòâezè,
Äåðåìåëà, è Ïîëîâöè ñóëèöè ñâîe ïîâðú-
ãîøà, à ãëàâû ñâîe ïîêëîíèøà ïîäú òûè
ìå{è õàðàëóæíûè. Íú óæå Êíeæå Èãîðt,
óòðïh ñîëíöt ñâhòú, à äðåâî íå áîëîãîìú
ëèñòâdå ñðîíè: ïî Ðñdè, Ñóëè ãðàäè ïîäh-
ëèøà; à Èãîðåâà õðàáðàãî ïëúêó íå êðh-
ñòèòè. Äîíú òè Êíeæå êëè{åòú, è
zîâåòú Êíezè íà ïîáhäó. Îëãîâè{è
õðàáðûè Êíezè äîñïhëè íà áðàíü.
Èíúãâàðü è Âñåâîëîäú, è âñè òðè
Ìñòèñëàâè{è, íå õóäà ãíhzäà øåñòî-
êðèëöè, íåïîáhäíûìè æðåádè ñîáh
âëàñòè ðàñõûòèñòå? Êîå âàøè zëàòûè
øåëîìû è ñóëèöû Ëeöêdè è mèòû!
Zàãîðîäèòå ïîët âîðîòà ñâîèìè îñòðûìè
ñòðhëàìè zà zåìët Ðóññêót,
`ëã`

zà ðàíû Èãîðåâû áóåãî Ñâeòúñëàâëè{à.
Óæå áî Ñóëà íå òå{åòú ñðåáðåíûìè
ñòðóeìè êú òðàäó Ïåðåeñëàâët, è
Äâèíà áîëîòîìú òå{åòú îíûìú ãðîz-
íûìú Ïîëî{àíîìú ïîäú êëèêîìú ïîãà-
íûõú. Åäèíú æå Èzeñëàâú ñûíú
Âàñèëüêîâú ïîzâîíè ñâîèìè îñòðûìè
ìå{è î øåëîìû Ëèòîâñêie; ïðè-
òðåïà ñëàâó ähäó ñâîåìó Âñåñëàâó,
à ñàìú ïîäú {ðúëåíûìè mèòû íà
êðîâàâh òðàâh ïðèòðåïàíú Ëèòîâñêûìè
ìå{è. È ñõîòè t íà êðîâàòü, è ðåêú:
äðóæèíó òâît, Êíeæå, ïòèöü êðèëû
ïðdîäh, à zâhðè êðîâü ïîëèzàøà. Íå
áûñü òó áðàòà Áðe{eñëàâà, íè äðóãàãî
Âñåâîëîäà; åäèíú æå èzðîíè æåì{tæíó
äóøó èz õðàáðà òhëà, {ðåñú zëàòî
îæåðåëdå. Óíûëû ãîëîñè, ïîíè{å âåñåëdå.
Òðóáû òðóáeòú Ãîðîäåíüñêdè. Eðîñëàâå,
è âñè âíóöå Âñåñëàâëè óæå ïîíèzèòü
ñòezè ñâîè, âîízèòü ñâîè ìå{è âåðåæåíè;
óæå áî âûñêî{èñòå èzú ähäíåé ñëàâh.
Âû áî ñâîèìè êðàìîëàìè íà{eñòå
íàâîäèòè ïîãàíûe íà zåìët Ðóñêót,
íà æèzíü Âñåñëàâët. Êîòîðîå áî áhøå
íàñèëdå îòú zåìëè Ïîëîâåöêûè! Íà
ñåäüìîìú âhöh Òðîeíè âðúæå Âñåñëàâú
`ëä`

Слово о полку Игореве - (13)

æðåádé î ähâèöt ñåáh ëtáó. Òúé êët-
êàìè ïîäïðúñe î êîíè, è ñêî{è êú ãðàäó
Êûåâó, è äîò{åñe ñòðóædåìú zëàòà
ñòîëà Êdåâñêàãî. Ñêî{è îòú íèõú ëtòûìú
zâhðåìú âú ïëúíî{è, èzú Áhëà-ãðàäà,
îáhñèñe ñèíh ìüãëh, óòðú æå âîzzíè
ñòðèêóñû îòòâîðè âðàòà Íîâó-ãðàäó, ðàz-
øèáå ñëàâó Eðîñëàâó, ñêî{è âëúêîìú äî
Íåìèãè ñú Äóäóòîêú. Íà Íåìèzh ñíîïû
ñòåëtòú ãîëîâàìè, ìîëîòeòú {åïè
õàðàëóæíûìè, íà òîöh æèâîòú êëàäóòú,
âhtòú äóøó îòú òhëà. Íåìèzh êðîâàâè
áðåzh íå áîëîãîìú áeõóòü ïîñheíè,
ïîñheíè êîñòüìè Ðóñêèõú ñûíîâú. Âñå-
ñëàâú Êíezü ëtäåìú ñóäeøå, Êíezåìú
ãðàäû ðeäeøå, à ñàìú âú íî{ü âëúêîìú
ðûñêàøå; èzú Êûåâà äîðèñêàøå äî Êóðú
Òìóòîðîêàíe; âåëèêîìó õðúñîâè âëúêîìú
ïóòü ïðåðûñêàøå. Òîìó âú Ïîëîòñêh
Ïîzâîíèøà zàóòðåítt ðàíî ó Ñâeòûe
Ñîôåè âú êîëîêîëû: à îíú âú Êûåâh
zâîíú ñëûøà. Àmå è âhmà äóøà âú äðóçh
òhëh, íú {àñòî áhäû ñòðàäàøå. Òîìó
âhmåé Áîeíú è ïðúâîå ïðèïhâêó ñìûñ-
ëåíûé ðå{å: íè õûòðó, íè ãîðàzäó, íè
ïòèöt ãîðàzäó, ñóäà Áîædà íå ìèíóòè.
Î! ñòîíàòè Ðóñêîé zåìëè, ïîìeíóâøå
`ëz`

ïðúâót ãîäèíó, è ïðúâûõú Êíezåé. Òîãî
ñòàðîãî Âëàäèìdðà íå ëüzh áh ïðèãâîz-
äèòè êú ãîðàìú Êdåâñêèìú: ñåãî áî
íûíh ñòàøà ñòezè Ðtðèêîâû, à äðózdè
Äàâèäîâû; íú ðîzè íîñe èìú õîáîòû
ïàøóòú, êîïdà
ïîtòú íà
Äóíàè.
Слово о полку Игореве - (14)

Слово о полку Игореве - (15)ßðîñëàâíú ãëàñú ñëûøèòú: zåãzèöåt
íåzíàåìü, ðàíî êû{åòü: ïîëå{t, ðå{å,
zåãzèöåt ïî Äóíàåâè; îìî{t áåáðeíú
ðóêàâú âú Êàeëh ðhöh, óòðî Êíezt
êðîâàâûe åãî ðàíû íà æåñòîöhìú åãî
òhëh. Eðîñëàâíà ðàíî ïëà{åòú âú
Ïóòèâëh íà zàáðàëh, àðêó{è: î âhòðh!
âhòðèëî! {åìó Ãîñïîäèíå íàñèëüíî
âhåøè? Yåìó ìû{åøè Õèíîâüñêûe
ñòðhëêû íà ñâåt íå òðóäíît êðèëöt
íà ìîåe ëàäû âîè? Ìàëî ëè òè áeøåòú
ãîðú ïîäú îáëàêû âheòè, ëåëht{è
êîðàáëè íà ñèíh ìîðh? Yåìó Ãîñïîäèíå
ìîå âåñåëdå ïî êîâûëdt ðàzâhe? Eðî-
ñëàâíà ðàíî ïëà{åòü Ïóòèâët ãîðîäó íà
zàáîðîëh, àðêó{è: î Äíåïðå ñëîâóòèöt!
òû ïðîáèëú åñè êàìåííûe ãîðû ñêâîzh
zåìët Ïîëîâåöêót. Òû ëåëheëú åñè íà
ñåáh
`ма`

Ñâeòîñëàâëè íîñàäû äî ïëúêó Êîáeêîâà:
âúzëåëhé ãîñïîäèíå ìît ëàäó êú ìíh,
à áûõú íåñëàëà êú íåìó ñëåzú íà ìîðå
ðàíî. Eðîñëàâíà ðàíî ïëà{åòú âú Ïó-
òèâëh íà zàáðàëh, àðêó{è: ñâhòëîå è
òðåñâhòëîå ñëúíöå! âñhìü òåïëî è
êðàñíî åñè: {åìó ãîñïîäèíå ïðîñòðå
ãîðe{tt ñâît ëó{t íà ëàäh âîè?
âú ïîëh áåzâîäíh æàæäåt
èìú ëó{è ñúïðeæå
òóãît èìú
òóëè
zàò

.
Слово о полку Игореве -  (16)

Слово о полку Игореве - (17)Ïðûñíó ìîðå ïîëóíîmè; èäóòú ñìîðöû
ìüãëàìè; Èãîðåâè Êíezt Áîãú ïóòü
êàæåòú èzú zåìëè Ïîëîâåöêîé zåìët
Ðóñêót, êú îòít zëàòó ñòîëó. Ïîãàñîøà
âååðó zàðè: Èãîðü ñïèòü, Èãîðü áäèòú,
Èãîðü ìûñëdt ïîë_ ìhðèòú îòú âåëè-
êàãî Äîíó äî ìàëîãî Äîíöà. Êîìîíü âú
ïîëóíî{è. Îâëóðú ñâèñíó zà ðhêît;
âåëèòú Êíezt ðàzóìhòè. Êíezt Èãîðt
íå áûòü: êëèêíó ñòóêíó zåìëe; âûøóìh
òðàâà. Âåæè ñe Ïîëîâåöêdè ïîäâèzàøàñe;
à Èãîðü Êíezü ïîñêî{è ãîðíàñòàåìú êú
òðîñòdt, è áhëûìú ãîãîëåìú íà âîäó;
âúâðúæåñe íà áðúzú êîìîíü, è ñêî{è ñú
íåãî áîñûìú âëúêîìú, è ïîòå{å êú
ëóãó Äîíöà, è ïîëåòh ñîêîëîìú ïîäú
ìüãëàìè èzáèâàe ãóñè
`мг`

è ëåáåäè, zàâòðîêó, è îáhäó è óæèíh.
Êîëè Èãîðü ñîêîëîìú ïîëåòh, òîãäà
Âëóðú âëúêîìú ïîòå{å, òðóñe ñîáît
ñòóäåíót ðîñó; ïðåòðúãîñòà áî ñâîe
áðúzàe êîìîíe. Äîíåöú ðå{å: Êíeæå
Èãîðt! íå ìàëî òè âåëè{de, à Êîí{àêó
íåëtáde, à Ðóñêîé zåìëè âåñåëdà. Èãîðü
ðå{å, î Äîí{å! íå ìàëî òè âåëè{de,
ëåëheâøó Êíeze íà âëúíàõú, ñòëàâøó
åìó zåëhíó òðàâó íà ñâîèõú ñðåáðåíûõú
áðåzhõú, îähâàâøó åãî òåïëûìè ìúãëà-
ìè ïîäú ñhídt zåëåíó äðåâó; ñòðåæàøå
å ãîãîëåìú íà âîäh, {àéöàìè íà ñòðóeõú,
Yðüíeäüìè íà âåòðhõú. Íå òàêî ëè, ðå{å,
ðhêà Ñòóãíà õóäó ñòðót èìhe, ïîæðúøè
{óæè ðó{üè, è ñòðóãû ðîñòðå íà êóñòó?
Óíîøó Êíezt Ðîñòèñëàâó zàòâîðè Äíhïðü
òåìíh áåðåzh. Ïëà{åòñe ìàòè Ðîñòè-
ñëàâe ïî óíîøè Êíezè Ðîñòèñëàâh. Óíüøà
öâhòû æàëîáît, è äðåâî ñòóãît êú
zåìëè ïðhêëîíèëî, à íå ñîðîêû âòðîñ-
êîòàøà. Íà ñëhäó Èãîðåâh hzäèòú Ãzàêú
ñú Êîí{àêîìú. Òîãäà âðàíè íå ãðààõóòü,
ãàëèöè ïîìëúêîøà, ñîðîêû íå òðîñêîòàøà,
ïîëîzdt ïîëzîøà òîëüêî, äeòëîâå
òåêòîìú ïóòü êú ðhöh êàæóòú,
`мд`

ñîëîâdè âåñåëûìè ïhñüìè ñâhòú ïîâh-
äàtòú. Ìëúâèòú Ãzàêú Êîí{àêîâè: àæå
ñîêîëú êú ãíhzäó ëåòèòú, ñîêîëè{à
ðîñòðhëeåâh ñâîèìè zëà{åíûìè ñòðh-
ëàìè. Ðå{å Êîí{àêú êî Ãzh: àæå ñîêîëú
êú ãíhzäó ëåòèòú, à âh ñîêîëöà îïóòà-
åâh êðàñíît äèâèöåt. È ðå{å Ãzàêú êú
Êîí{àêîâè: àmå åãî îïóòàåâh êðàñíît
ähâèöåt, íè íàìà áóäåòú ñîêîëüöà,
íè íàìà êðàñíû ähâèöû, òî
ïî{íóòú íàt
ïòèöè áèòè
âú ïîëh
Ïîëî
âåö
êî
ìú
.
Слово о полку Игореве - (18)

Слово о полку Игореве - (19)Ðåêú Áîeíú è õîäû íà Ñâeòúñëàâëe
ïhñòâîðöà ñòàðîãî âðåìåíè Eðîñëàâëe
Îëüãîâà Êîãàíe õîòè: òeæêî òè ãîëîâû,
êðîìh ïëå{t; zëî òè òhëó, êðîìh ãîëîâû:
Ðóñêîé zåìëè áåzú Èãîðe. Ñîëíöå ñâh-
òèòñe íà íåáåñh, Èãîðü Êíezü âú Ðóñêîé
zåìëè. Ähâèöè ïîtòú íà Äóíàè. Âütòñe
ãîëîñè {ðåzú ìîðå äî Êdåâà. Èãîðü häåòú
ïî Áîðè{åâó êú Ñâeòhé Áîãîðîäèöè Ïèðî-
ãîmåé. Ñòðàíû ðàäè, ãðàäè âåñåëè, ïhâøå
ïhñíü ñòàðûìú Êíezåìú, à ïî òîìú ìîëî-
äûìú. Ïhòè ñëàâà Èãîðt Ñâeòúñëàâëè{à.
Áóé òóðó Âñåâîëîäh, Âëàäèìdðó
Èãîðåâè{ó.
`ми`

Zäðàâè Êíezè è äðóæèíà, ïîáàðàe
zà õðèñòüeíû íà ïîãàíûe
ïëúêè. Êíezåìú ñëàâà,
à äðóæèíh
Àìèíü
.
Слово о полку Игореве - (20)

Ðåäàêòîð ñåðèè
õóäîæåñòâåííûõ èzäàíèé
À.È.Òèõîíîâ.

Õóäîæåñòâåííàe ðåäàêöèe,
ìàêåò èzäàíèe è îámåå íàáëtäåíèå
М.П.Сокольников
Сдано в проиzводство 13 июнe 1934г.
Подписано к пе{ати 5-Х 1934г. Тираж 3300.
Уп. Главлита # Б-37918. Zакаz # 8183.
Zакаz Àñàäåìdà #58. Индекс А-8.
Бум.62x89.Всего пе{атных листов 6 1/2.
Москва. Гоzнак.
1934.

Слово о полку Игореве (Слово о пълку Игоревѣ), русский перевод.

Не начать ли нам, братья, по-стародавнему скорбную повесть о походе Игоревом, Игоря Святославича! Или да начнется песнь ему по былям нашего времени - не по замышлению Боянову! Ведь Боян вещий когда песнь кому сложить хотел, то белкою скакал по дереву, серым волком по земле, сизым орлом кружил под облаками. Поминал он давних времен рати - тогда пускал десять соколов на стаю лебедей; какую догонял сокол, та первая песнь пела старому Ярославу, храброму Мстиславу, что зарезал Редедю пред полками касожскими, красному Роману Святославичу. Боян же, братья, не десять соколов на стаю лебедей пускал, но свои вещие персты на живые струны возлагал; они же сами князьям славу рокотали.

Начнем же, братья, повесть эту от старого Владимира до нынешнего Игоря что отвагою закалил себя, заострил сердца своего мужеством и, исполнившись ратного духа, навел свои храбрые полки на землю Половецкую за землю Русскую.

О Боян, соловей старого времени! Вот когда бы ты, соловей, эти полки щекотом своим воспел, мыслию скача по дереву, умом летая под облаками, свивая славу давнего и нынешнего времени, волком рыща по тропе Трояновой через поля на горы! Так бы тогда пелась слава Игорю, Олегову внуку: "Не буря соколов занесла через поля широкие, галок стаи летят к Дону великому". Или так зачалась бы она, вещий Боян, внук Велесов: "Кони ржут за Сулою, звенит слава в Киеве. Трубы трубят в Новегороде, стоят стяги в Путивле".

Игорь ждет милого брата Всеволода. И. сказал ему буй-тур Всеволод: "Один брат, один свет светлый ты, Игорь! Оба мы Святославичи. Седлай, брат, своих борзых коней, - мои давно у Курска стоят наготове. А мои куряне - -дружина бывалая: под трубами повиты, под шлемами взлелеяны, с конца копья вскормлены; пути ими исхожены, овраги ведомы, луки у них натянуты, колчаны отворены, сабли наострены; сами скачут, как серые волки в поле, себе ища чести, а князю славы".

Тогда посмотрел Игорь на светлое солнце и увидел, что тьма от него все войско покрыла. И сказал Игорь дружине своей: "Братья и дружина! Лучше в битве пасть, чем в полон сдаться. А сядем, братья, на своих борзых коней, поглядим на синий Дон!" Запала князю дума Дона великого отведать и знамение небесное ему заслонила. "Хочу, - сказал, - копье преломить у степи половецкой с вами, русичи! Хочу голову свою сложить либо испить шеломом из Дону".

Тогда вступил Игорь князь в золотое стремя и поехал по чистому полю. Солнце мраком путь ему загородило; тьма, грозу суля, громом птиц пробудила; свист звериный поднялся; Див забился, на вершине дерева кличет - велит послушать земле незнаемой. Волге, и Поморью, и Сурожу, и Корсуню, и тебе, тмутараканский идолище! А половцы дорогами непроторенными побежали к Дону великому; скрипят телеги их в полуночи, словно лебеди кричат распуганные.

Игорь к Дону воинов ведет. Уже беду его стерегут птицы по дубам; волки грозу накликают по оврагам; орлы клектом на кости зверей сзывают; лисицы брешут на червленые щиты О Русская земля, а ты уже скрылась за холмом!

Долго ночь меркнет. Но вот заря свет запалила, туман поля покрыл; уснул щекот соловьиный, говор галок пробудился. Русичи широкие поля червлеными щитами перегородили, себе ища чести, а князю славы.

Утром в пятницу потоптали они поганые полки половецкие и, рассыпавшись стрелами по полю, помчали красных девок половецких, а с ними золото, и паволоки, и дорогие оксамиты. Ортмами, япончицами и кожухами стали мосты мостить по болотам и топким местам - и всяким узорочьем половецким Червленый стяг, белая хоругвь, червленый бунчук, серебряное древко - храброму Святославичу!

Дремлет в степи Олегово храброе гнездо. Далеко залетело! Не было оно рождено на обиду ни соколу, ни кречету, ни тебе, черный ворон, поганый половчанин! Гзак бежит серым волком, Кончак ему след прокладывает к Дону великому.

На другой день рано утром кровавые зори рассвет возвещают; черные тучи с моря идут, хотят прикрыть четыре солнца, а в них трепещут синие молнии. Быть грому великому! Идти дождю стрелами с Дону великого! Тут копьям поломаться, тут саблям постучать о шлемы половецкие, на реке на Каяле у Дона великого. О Русская земля, а ты уже скрылась за холмом!

Вот ветры, Стрибожьи внуки веют с моря стрелами на храбрые полки Игоревы. Земля гудит, реки мутно текут; пыль степь заносит; стяги весть подают - половцы идут от Дона и от моря; со всех сторон они русские полки обступили. Дети бесовы кликом степь перегородили, а храбрые русичи преградили степь червлеными щитами.

Яр-тур Всеволод! Стоишь ты всех впереди, мечешь стрелы на поганых, стучишь о шлемы мечами харалужными. Куда, тур, поскачешь, своим золотым шеломом посвечивая, там лежат поганые головы половецкие. Порублены саблями калеными шлемы аварские тобою, яр-тур Всеволод! Что тому раны, братья, кто забыл и жизнь, и почести, и город Чернигов, отчий золотой стол, и милой своей красной Глебовны свычаи и обычаи!

Были века Трояновы, прошли лета Ярославовы; были походы Олеговы, Олега Святославича Тот ведь Олег мечом крамолу ковал и стрелы по земле сеял; ступит в золотое стремя в городе Тмутаракани - звон тот слышит старый великий Ярославов сын Всеволод, а Владимир каждое утро уши себе закладывает в Чернигове. Бориса же Вячеславича похвальба на суд привела и на ковыль-траве покров смертный зеленый постлала за обиду Олегову - храброго и юного князя. С той же Каялы Святополк прилелеял отца своего между угорскими иноходцами ко святой Софии к Киеву. Тогда при Олеге Гориславиче засевалась и росла усобицами, погибала отчина Даждьбожьего внука в крамолах княжих век человечий сокращался. Тогда по Русской земле редко пахари покрикивали, но часто вороны граяли, трупы себе деля, а галки свою речь говорили, лететь собираясь на поживу. То было в те рати и в те походы, а такой рати не слыхано.

С утра раннего до вечера, с вечера до света летят стрелы каленые, стучат сабли о шеломы, трещат копья харалужные в степи незнаемой, посреди земли Половецкой. Черная земля под копытами костьми была засеяна, а кровью полита; горем взошли они по Русской земле.

Что шумит, что звенит на рассвете рано перед зорями? Игорь полки поворачивает: жаль ему милого брата Всеволода. Бились день, бились другой; на третий день к полудню пали стяги Игоревы. Тут разлучились братья на берегу быстрой Каялы; тут кровавого вина недостало; тут пир окончили храбрые русичи: сватов напоили, а сами полегли за землю Русскую. Никнет трава от жалости, деревья в горе к земле склонились.

Уже, братья, невеселое время настало, уже степь силу русскую одолела. Обида встала в силах Даждьбожьего внука, вступила девою на землю Троянову, взмахнула лебедиными крылами на синем море у Дона: прогнала времена счастливые. Война князей против поганых пришла к концу, ибо сказал брат брату: "Это мое, и то мое же". И стали князья про малое "это великое" говорить, а сами на себя крамолу ковать. А поганые со всех сторон приходят с победами на землю Русскую.

О, далеко залетел сокол, птиц избивая, к морю! А Игорева храброго полку уже не воскресить! Запричитало по нем горе, и стенанье пронеслось по Русской земле, огонь сея из пламенного рога. Жены русские восплакались, говоря: "Уже нам своих милых лад ни мыслию смыслить, ни думою сдумать, ни очами приворожить, а золота и серебра и в руках не подержать!"

И застонал, братья, Киев от горя, а Чернигов от напастей. Тоска разлилась по Русской земле, печаль многая рекою протекла среди земли Русской. А князья сами на себя крамолу куют, а поганые с победами набегают на Русскую землю, дань беря по белке от двора.

Ведь те два храбрых Святославича, Игорь и Всеволод, зло пробудили, которое усыпил было грозою отец их Святослав грозный великий Киевский: прибил своими сильными полками и харалужными мечами, наступил на землю Половецкую; притоптал холмы и овраги; замутил реки и озера, иссушил потоки и болота: а поганого Кобяка из лукоморья от железных великих полков половецких, как вихрь, вырвал, - и пал Кобяк в городе Киеве, в гриднице Святославовой. Тут немцы и венециане, тут греки и морава поют славу Святославу, корят князя Игоря, что добычу утопил на дне Каялы, реки половецкой, золото свое рассыпал. Тут Игорь князь пересел с седла золотого, а в седло невольничье. Приуныли у городов стены, а веселье поникло.

А Святослав темный сон видел в Киеве на горах "Ночью этой с вечера накрывали меня, - сказал, - покровом черным на кровати тисовой; черпали мне светлое вино, с горечью смешанное; сыпали мне из пустых колчанов половецких крупный жемчуг на грудь и величали меня. И кровля уже без князька в моем тереме златоверхом, и всю ночь с вечера серые вороны у Плеснеска на лугу граяли".

И сказали бояре князю: "Кручина, князь, разум твой полонила: ведь два сокола слетели с отчего стола золотого - добыть хотели города Тмутараканя либо испить шеломом из Дону. Но уже соколам крылья подсекли поганых саблями, а самих опутали путами железными.

Темно было в третий день: два солнца померкли, оба багряные столпа погасли, и с ними оба молодых месяца, Олег и Святослав, тьмою заволоклись, и в море утонули, и великую дерзость подали поганым. На реке на Каяле тьма свет покрыла: по Русской земле разбрелись половцы, как пардусов выводок. Уже насела хула на хвалу; уже перемогло насилие волю; уже кинулся Див на землю. Вот готские красные девы запели на берегу синего моря, звеня русским золотом; поют они время Бусово, лелеют месть за Шарокана. А мы, дружина, уже живем без веселья".

Тогда великий Святослав изронил золотое слово, со слезами смешанное, и сказал: "О сыны мои, Игорь и Всеволод! Рано начали вы Половецкую землю мечами кровавить, а себе славы искать: без чести для себя ведь вы одолели, без чести для себя кровь поганую пролили. Храбрые сердца ваши из харалуга крепкого скованы, в отваге закалены. Что же сотворили вы моей серебряной седине!

Уже не вижу я силы могучего и богатого и воинами обильного брата моего Ярослава с черниговскими былями, с могутами и с татранами, с шельбирами, топчаками, ревугами и ольберами: те ведь без щитов, с одними ножами засапожными, кликом полки побеждают, звеня прадедовской славой.

Вы сказали: "Помужаемся сами, и прошлую славу себе возьмем, и нынешнюю поделим!" Но не диво, братья, и старому помолодеть! Когда сокол перья роняет, высоко птиц взбивает, не даст гнезда своего в обиду. Одна беда: князья мне не в помощь - худая пора настала. Вот у Римова кричат под саблями половецкими, а Владимир - под ранами. Горе и тоска сыну Глебову!

Великий князь Всеволод! Разве и мысли нет у тебя прилететь издалёка отчий золотой стол посторожить? Ты ведь можешь Волгу веслами расплескать, а Дон шеломами вычерпать. Здесь был бы ты, невольница была бы по ногате, а раб по резане. Ты ведь можешь и посуху живыми копьями метать - удалыми сынами Глебовыми.

Ты, храбрый Рюрик, и ты, Давыд! Ваши воины в золоченых шлемах - не они ли по крови плавали? Не ваша ли храбрая дружина рык издает, словно туры, раненные саблями калеными, в поле незнаемом! Вступите, князья, в золотое стремя за обиду нашего времени, за землю Русскую, за раны Игоря, храброго Святославича!

Галицкий Осмомысл Ярослав! Высоко сидишь ты на своем златокованом столе, подпираешь горы угорские своими железными полками, королю загораживаешь путь, затворяешь Дунаю ворота, клади бросая через облака, суды рядя до Дуная. Грозы твоей земли страшатся; Киеву отворяешь ворота, за дальними странами в салтанов стреляешь с отчего золотого стола. Стреляй же, господине, и в Кончака, поганого раба, за землю Русскую, за раны Игоря, храброго Святославича!

А ты, славный Роман, и ты, Мстислав! Храбрая дума на подвиг вас зовет. Высоко взлетаешь ты на подвиг ратный в отваге, словно сокол, на ветрах парящий, что птицу в ярости хочет одолеть. У вас железные кольчуги под шлемами латинскими: от них дрогнула земля, и многие страны - Хинова, Литва, Ятвяги, Деремела и Половцы - сулицы свои побросали и головы свои склонили под те мечи харалужные. Но уже, князь, потемнел для Игоря солнца свет, а деревья не к добру листья обронили - по Руси и Суле города поделили. А Игорева храброго полку уже не воскресить. Дон тебя, князь, кличет, зовет князей на победу. Олеговичи, храбрые князья, уже ведь приспели на брань.

Ингварь и Всеволод и вы, три Мстиславича не худого гнезда соколы-шестокрыльцы! Не по жребию побед вы себе волости расхватали! Где же ваши золотые шеломы, и сулицы лядские, и щиты! Загородите степи ворота своими острыми стрелами за землю Русскую, за раны Игоря, храброго Святославича!

Уже ведь Сула не течет серебряными струями для города Переяславля, и Двина у тех грозных полочан мутно течет под кликом поганых. Один Изяслав, сын Васильков, позвенел своими острыми мечами о шлемы литовские, побил славу деда своего Всеслава, а сам под червлеными щитами на кровавой траве побит был мечами литовскими и так сказал: "Дружину твою, князь, птицы крыльями приодели, звери кровь полизали". И не было тут брата Брячислава, ни другого - Всеволода. Одиноко изронил он жемчужную душу из храброго тела сквозь золотое ожерелье. Приуныли голоса, веселье поникло, трубы трубят городенские.

Ярослав и все внуки Всеславовы! Уже склоните стяги свои, вложите в ножны мечи свои зазубренные - уже выпали вы из дедовской славы. Вы своими крамолами начали наводить поганых на землю Русскую, на достояние Всеславово. Из-за усобицы ведь стало насилие от земли Половецкой.

На седьмом веке Трояновом бросил Всеслав жребий о девице, ему любой. Изловчился, сел на коня, поскакал к городу Киеву, коснулся копьем золотого стола Киевского. Из Белгорода в полночь поскакал лютым зверем, завесившись синей мглой, утром отворил ворота Новугороду, расшиб славу Ярославову, поскакал волком от Дудуток до Немиги. На Немиге снопы стелют из голов, молотят цепами харалужными, на току жизнь кладут, веют душу от тела. У Немиги кровавые берега не добром были засеяны - засеяны костьми русских сынов. Всеслав князь людям суд правил, князьям города рядил, а сам ночью волком рыскал; из Киева до петухов, великому Хорсу волком путь перебегая, в Тмутаракань добирался. Ему в Полоцке звонили заутреню рано у святой Софии в колокола, а он звон тот в Киеве слышал. Хоть и вещая душа была в отважном теле, но часто он беды терпел. Ему вещий Боян такую припевку, мудрый, сложил: "Ни хитрому, ни умному, ни ведуну разумному суда божьего не миновать".

О, стонать Русской земле, поминая прежнее время и прежних князей! Того старого Владимира нельзя было пригвоздить к горам киевским. Стали стяги его ныне Рюриковы, а другие Давыдовы, но врозь они веют, несогласно копья поют.

На Дунае Ярославны голос слышится чайкою неведомой утром рано стонет: "Полечу я чайкою по Дунаю, омочу рукав я белый во Каяле-реке, утру князю кровавые раны на могучем его теле".

Ярославна утром плачет в Путивле на стене, причитая: "О ветр, ветрило! Зачем, господине, так сильно веешь! Зачем мчишь вражьи стрелы на своих легких крыльях на воинов моей лады? Или мало тебе высоко под облаками веять, лелея корабли на синем море! Зачем, господине, мое веселье по ковылю развеял?"

Ярославна рано утром плачет на стене Путивля-города, причитая: "О Днепр Словутич! Ты пробил каменные горы сквозь землю Половецкую. Ты лелеял на себе Святославовы челны до полку Кобякова. Прилелей же, господине, мою ладу ко мне, чтобы не слала я к нему слез на море рано!"

Ярославна рано плачет на стене в Путивле, причитая: "Светлое и тресветлое солнце! Всем ты красно и тепло. Зачем, господине, простерло ты горячие лучи свои на воинов лады? В степи безводной жаждою согнуло им луки, тоскою замкнуло колчаны?"

Вспенилось море в полуночи; смерчи идут туманами. Игорю князю бог путь кажет из земли Половецкой на землю Русскую, к отчему столу золотому. Погасли вечером зори. Игорь спит, Игорь не спит, Игорь мыслию степь мерит от великого Дону до малого Донца. В полночь Овлур свистнул коня за рекою; Велит князю не дремать. Кликнул; стукнула земля, зашумела трава, ежи половецкие задвигались. А Игорь князь поскакал горностаем к камышу, пал белым гоголем на воду. Кинулся на борзого коня и соскочил с него серым волком. И побежал к лугу Донца, и полетел соколом под туманами, избивая гусей и лебедей к обеду, и полднику, и ужину. Когда Игорь соколом полетел, тогда Овлур волком побежал, труся собою студеную росу; надорвали они своих борзых коней.

Донец сказал: "Князь Игорь! Не мало тебе славы, а Кончаку нелюбия, а Русской земле веселия!" Игорь сказал: "О Донец! Не мало тебе славы, что лелеял князя на волнах, стлал ему зеленую траву на своих серебряных берегах, одевал его теплыми туманами под сенью зеленого дерева, стерег его гоголем на воде, чайками на волнах, утками на ветрах". Не такова, сказал, река Стугна; мелкую струю имея, поглотила она чужие ручьи и потоки, потопила в омуте у темного берега юношу князя Ростислава. Плачет мать Ростиславова по юном князе Ростиславе. Приуныли цветы от жалости, и деревья в горе к земле склонились.

То не сороки застрекотали - по следу Игореву едут Гзак с Кончаком. Тогда вороны не граяли, галки примолкли, сороки не стрекотали, ползали змеи-полозы только. Дятлы стуком путь к реке кажут, соловьи веселыми песнями рассвет вещают. Молвит Гзак Кончаку: "Коли сокол к гнезду летит, соколенка расстреляем своими золочеными стрелами". Сказал Кончак Гзе: "Коли сокол к гнезду летит, а мы соколенка опутаем красною девицею". И сказал Гзак Кончаку: "Коли опутаем его красною девицею, не будет у нас ни соколенка, ни красной девицы, а начнут нас птицы бить в степи Половецкой".

Сказал Боян, песнотворец старого времени, Ярославова и Олегова: "Тяжко голове без плеч, беда и телу без головы". Так и Русской земле без Игоря. Солнце светит на небе - Игорь князь в Русской земле. Девицы поют на Дунае, вьются голоса через море до Киева. Игорь едет по Боричеву ко святой богородице Пирогощей. Страны рады, города веселы.

Воспев славу старым князьям, а потом молодых величать будем. Слава Игорю Святославичу, буй-туру Всеволоду, Владимиру Игоревичу! Да здравы будут князья и дружина, поборая за христиан против поганых полков. Князьям слава и дружине! Аминь.

 

Комментарии:
Комментарии приводятся по сборнику "За землю Русскую!" (М.Сов.Россия,1981) и др.
Боян - поэт-гусляр второй половины XI века, слагавший песни-славы первым русским князям.
Редедя - касожский князь;
тьма ... покрыла - речь идет о затмении Солнца 1 мая 1185 года.
тропа Троянова - путь языческого бога восточных славян;
века Трояновы - времена язычества;
земля Трояна - Русская земля;
внук Велесов - легендарный поэт Боян; Велес - бог восточных славян, покровитель песнотворцев;
Путивль - город на р.Сейм в Новгород-Северском княжестве, впервые упомянут в летописи под 1146г.
Всеволод - родной брат Игоря, князь курский;
Буй-Тур - прозвище Всеволода; буквально: разъяренный бык, зубр. Бык был в Древней Руси символом мужества и силы;
Див - Див в "слове" и Диво в "Задонщине" - фантастические существа, враждебные русским;
Сурож - ныне г.Судак;
Корсунь - Херсонес;
Тмутараканский идол. Имеется в виду одна из двух воздвигнутых греками в III веке до н.э. в Тмутаракани статуй божеств Санерги и Астарты;
червленые (чръленые) - окрашенные червленью, ярко-розовой краской;
Съ зарания в пятък потопташа поганыя плъки половецкыя - так в древнерусском варианте выглядит эта удивительная аллитерация (звукопись), передающая топот конских копыт ;
Гзак ... Кончак - Хоза Бурчевич и Кончак Отрокович, половецкие ханы, много раз ходившие походами на Русь в XII веке;
хотят прикрыть четыре солнца - кроме Игоря и его брата Всеволода в походе принимали участие их племянник Святослав Ольгович, князь рыльский, и сын Игоря Владимир, князь путивльский.
на реке на Каяле - Каяла - символическая река скорби, от глагола "каяти", т.е. жалеть, оплакивать.
харалужные - булатные, из стали восточной выделки;
отчий золотой стол - княжеским престолом в Чернигове в 1185 году обладал Ярослав Всеволодович;
красной Глебовны - Ольга Глебовна, жена Всеволода, дочь переяславского и киевского князя Глеба Юрьевича, внучка Юрия Долгорукого
походы Олеговы - имеются в виду братоубийственные войны, инициатором которых был Олег Святославич;
прилелеял отца своего между угорскими иноходцами - в 1078 году князь Святополк Изяславич привез к храму святой Софии тело своего отца на носилках, прикрепленных шестами к двум бегущим гуськом иноходцам. Таков был погребальный обряд восточных славян;
отчина Даждьбожьего внука - восточные славяне считали себя внуками языческого Даждьбога.
Игорь полки поворачивает... - намек на обстоятельства пленения Игоря. В битве с половцами первыми дрогнули ковуи - черниговские воины, состоявшие из оседлых тюркских народностей. Игорь погнался за побежавшими ковуями, надеясь повернуть их; он даже снял с себя шлем, чтобы его узнали. На обратном пути к своему полку Игорь был взят в плен.
Тут разлучились братья - Игорь был уведен в плен Кончакой, а Всеволод - Гзой.
Дева-Обида - метафорический образ матери антихриста, якобы с приходом которой в середине XI века на Руси начались междоусобия;
Карна и Желя - поэтическое олицетворение всеобщей скорби по убитым; Буквальное толкование не расшифровано.
отец их - Святослав Всеволодович, двоюродный брат Игоря и Всеволода, в то время великий князь киевский; Их отцом он назван как старший в роде, глава всех князей южной Руси. В 1184 году Святослав организовал успешный коалиционный поход на половцев. Было взято 7 тысяч пленных вместе с ханом Кобяком.
гридница - пиршественная зала для "гридней", т.е. дружинников;
немцы ... морава - формула всесветной славы. Морава - западно-славянское племя, жители государства Великая Моравия, которого в XII веке уже не существовало.
темный сон - сон Святослава построен на символике похоронного обряда: синее вино, жемчуг - олицетворение слез и печали; доски (помост) разбирали для того, чтобы вынести покойника.
хинове - собирательное название восточных народов, враждебных Руси.
готские ... девы - потомки готов в Крыму вспоминали, по-видимому, то время, когда готский король Винитар в 375 году победил князя дулебов Божа (Буса).
месть за Шарукана - Половецкий хан Шарукан, дед хана Кончака, был разбит в 1106 году Владимиром Мономахом. В битве с Игорем Кончак впервые смог отомстить русским за бесславие своего деда.
Золотое слово Святослава - многие исследователи полагают, что речь князя Святослава не кончается словами "моей серебряной седине", а продолжается обращением к русским князьям до плача Ярославны. Автор "Слова" выразил здесь свою политическую программу.
племянники мои - Святослав называет Игоря и Всеволода племянниками в соответствии с системой феодально-иерархического подчинения.
брата моего - Ярослав Черниговский - родной брат Святослава. Далее перечисляются знатные роды кочевников, тюрков по происхождению, живших в Черниговском княжестве при князе Ярославе.
Вот у Римова ... сыну Глебову - После поражения Игоря половцы устремились на Русь и осадили Путивль и Переяславль, во время защиты которого был ранен переяславский князь Владимир Глебович, сын переяславского и киевского князя Глеба Юрьевича, внук Юрия Долгорукого.
Дружина Святослава прогнала половцев, которые на обратном пути разорили город Римов.
по ногате - ногата и резань - мелкие монеты. В гривне было 20 ногат или 50 резан.
сыны Глебовы - сыновья рязанского князя Глеба Ростиславича, Роман и Игорь, находившиеся в вассальной зависимости от Великого князя владимирского.
Рюрик ... Давыд - Рюрик Ростиславич, тогда князь Белгородский, его брат Давыд, князь смоленский.
высоко сидишь ты ... - Ярослав, тесть князя Игоря. При нем Галицкое княжество переживало пору своего могущества. Горы Угорские - Карпаты.
Роман - Роман Мстиславич Великий, князь волынский - деятельный и отважный князь.
Мстислав - князь пересопницкий, по прозванию "Немый"; сын луцкого князя Ярослава Изяславича. Сподвижник князя Рюрика в походах. Есть также предположение, что это Мстислав Всеволодович городенский.
Ингварь и Всеволод - сыновья луцкого князя Ярослава Изяславича.
три Мстиславича - Роман, Святослав и Всеволод - сыновья Мстислава Изяславича Волынского.
Изяслав ... Брячислав ... Всеволод - удельные князья полоцкие, потомки Всеслава Брячиславича.
Ярослав - Предполагают, что в первое издание "Слова" вкралась опечатка. Видимо, следует читать не Ярослав, а Ярославле, т.е. внуки Ярослава Мудрого. Тогда это звучит как призыв прекратить вековые раздоры между полоцкими и киевскими князьями.
девица - Киев; имеется в виду попытка князя Всеслава Брячиславича захватить в 1068 году великокняжеский престол с помощью восставших киевлян. Народная легенда опоэтизировала Всеслава как князя-волшебника, умевшего превращаться в диких зверей и чрезвычайно быстро перемещаться.
от Дудуток до Немиги - Дудутки - монастырь под Новгородом; Немига - небольшая река, на которой стоял г.Минск; на Немиге Всеслав потерпел поражение от трех Ярославичей: Изяслава, Всеволода, Святослава.
врозь они веют - автор подчеркивает несогласие между братьями Рюриком и Давыдом Ростиславичами.
Ярославна - Евфросиния, дочь Ярослава Осмомысла, была второй женой князя Игоря (с 1184 года). "Плач" Ярославны близок к народным плачам и заклинаниям.
Овлур - (Лавр, Лавор) - половец, помогший бежать князю Игорю из плена;
река Стугна - в 1070 году в реке Стугне, спасаясь от половцев, утонул Ростислав Всеволодович, младший брат Владимира Мономаха;
опутаем красною девицею - сын Игоря Владимир, находясь в плену, женился на дочери Кончака. С женой и ребенком вернулся из плена в 1187 году.
ко святой богородице Пирогощей - церковь богородицы Пирогощей (башенной) построена в Киеве в 1132-1136 годах, названа по иконе богоматери, привезенной из Константинополя.

С уважением Альгсандръ

Не менее важные статьи:

 

Ваш отзыв