Природная пища человека

Природная_пища_человека_1896Природная пища человека

Автор: Моэсъ-Оскрагелло К.
Перевод с польского 1896 г. Ю. О. Якубовскiй.
Книга из двух частей: Вегетарианство сырое (Абсолютное) и Вегетарианство вареное.
Издательство: Типография Высочайше утвержд. Товарищ. И. Д. Сытина

О Г Л A В Л Е Н I Е:

О Т Ъ Р Е Д А К Ц I И.

Вегетарiанство сырое. (Абсолютное).

Глава I. Указанiя инстинкта, т.е. чувствъ, какъ мы должны питаться.

Глава II. Указанiя разсудка и знанiя, какъ мы должны питаться.

Глава III. Природная пища человhка: хлhбныя зерна и плоды.

Глава IV. Краткiе выводы изъ предыдущихъ главъ.

Глава V. Возбуждающiя средства.

Глава VI. Приправы.

Глава VII. Молоко и яйца.

Глава VIII. О пищеваренiи.

Глава IX. 12 правилъ для hды.

Глава X. О варенiи и жаренiи пищи.

Вегетарiанство вареное. (Переходное).

Глава XI. Общiя указанiя.

Глава XII. Запасы.

Глава XIII. Кухонные рецепты.

Глава XIV. Заключенiе.

П р и л о ж е н i я:

I. Химическая таблица.

II. Добавленiе къ списку кушанiй, имhющихъ мhсто въ вареномъ вегетарiанствh.

О Т Ъ Р Е Д А К Ц I И.

Мы печатаемъ переводъ книги Моэсъ-Оскрагелло, такъ какъ признаемъ за ней неоспоримыя достоинства. Оригинальность взгляда, неопровержимость логическихъ выводовъ, ясность и увлекательность изложенiя, и наконецъ, масса полезнаго, жизненнаго матерiала - все это заставляетъ насъ желать этой книгh самаго широкаго распространенiя. Но мы все-таки считаемъ своимъ долгомъ сдhлать оговорку: мы полагаемъ, что нhкоторыя положенiя автора показываютъ намъ его чрезмhрное увлеченiе «природностью», «естественностью» и «непосредственными инстинктами», какъ критерiями истиннаго, разумнаго образа жизни. Мы охотно вhримъ ему въ томъ, что онъ уже дошелъ до питанiя себя сырыми, неразмолотыми зернами, сырыми фруктами, овощами и орhхами; но онъ самъ предупреждаетъ читателя о томъ, что не слhдуетъ сразу пробовать его радикальный режимъ, и предлагаетъ, какъ переходную ступень, - вегетарiанство вареное. Мы думаемъ, что современное человhчество настолько уклонилось отъ «райскаго питанiя», что при самомъ добросовhстномъ стремленiи къ нему врядъ ли оно въ состоянiи скоро дойти до него; самъ авторъ признаетъ, что «еще нhсколько поколhнiй обречены на вегетарiанство вареное». Но чтобы достигнуть до этой переходной ступени, несомнhнно полезной и осуществимой, - нужно быть убhжденнымъ въ основныхъ принципахъ вегетарiанства, а этому-то самому убhжденiю и служитъ наилучшимъ образомъ книга Моэсъ-Оскрагелло.

Не забудемъ и того, что въ нашихъ рукахъ направленiе жизни молодого поколhнiя. Мы отвhтственны за его будущность. Быть-можетъ, видя наше искреннее стремленiе избавить себя отъ всякаго рода одурhнiй и излишествъ, и подрастающее человhчество послhдуетъ за нами и, конечно, пойдетъ дальше насъ по пути простого, разумнаго образа жизни.

Редакцiя изданиiй "ПОСРЕДНИКА".

Вегетарiанство сырое

(АБСОЛЮТНОЕ).

I.

Указаниiя инстинкта, т.е. чувствъ, какъ мы должны питаться.

Въ важномъ вопросh человhческой жизни - вопросh питанiя - господствуютъ до сихъ поръ удивительно хаотическiя понятiя. Лошадь, быкъ, оселъ, самый жалкiй червякъ не тронетъ того, что ему вредно; онъ знаетъ отлично, какая пища для него природная, необходимая; одинъ только человhкъ, этотъ царь природы, со своимъ разумомъ не умhетъ отличить полезнаго отъ вреднаго.

«Но вhдь это не удивительно, - скажетъ кто-нибудь. - У звhрей есть «инстинктъ», а у человhка его нhтъ, онъ долженъ замhнить его разумомъ, наукой». Но это одни только слова, безсмысленно повторяемыя за другими.

На самомъ дhлh, что такое инстинктъ? Инстинктъ - это чувственная способность всhх существъ отличать полезное отъ вреднаго при помощи чувства прiятнаго и непрiятнаго; способность - стремиться къ первому и избhгать второго Для постоянной цhли поддержанiя жизни. Я сказалъ, что инстинктъ есть способность чувственная. Какими же именно чувствами пользуется инстинктъ? Когда мы бросимъ кусокъ хлhба собакh, дадимъ что-нибудь поhсть обезьянh или дадимъ горсть травы коровh, - что прежде всего сдhлаютъ эти животныя? Они сначала обнюхаютъ поданное, потомъ осторожно попробуютъ и тогда или съhдятъ или вовсе не тронутъ. Итакъ, какими же чувствами пользовались животныя при опредhленiи предложенной пищи? - Сначала обонянiемъ, а затhмъ вкусомъ.

Чhмъ же собственно отличаются эти два чувства отъ остальныхъ трехъ: зрhнiя, слуха и осязанiя? Тhмъ, что первыя суть чувства химическiя, а вторыя - физическiя. Вотъ эти-то два химическiя чувства: вкусъ и обонянiе, и составляютъ инстинктъ; они-то охраняютъ весь животный мiръ.

Но у человhка есть ли эти два чувства наравнh съ другими животными? - Несомнhнно. А въ такомъ случаh человhкъ обладаетъ и тhмъ же инстинктомъ, только онъ у него настолько бездhйствуетъ, насколько искажены у него вкусъ и обонянiе. Водка и табакъ, ядовитые сами по себh, особенно скверно дhйствуютъ на органы вкуса и обонянiя; эти химическiя чувства сохраняются въ чистотh и свhжести только у дhтей и женщинъ, потому что они не прiучаются къ этимъ двумъ ядамъ. Привыкнуть можно ко многимъ вещамъ, въ такой даже степени, что сыръ будетъ казаться только тогда вкуснымъ, когда наполовину сгнiетъ и въ этомъ смрадномъ веществh заведутся черви. Поэтому-то пища бываетъ часто вредна, хотя кажется вкусной, какъ вреденъ алкоголь или вспрыснутый подъ кожу кокаинъ или морфiй. Чувство кажущейся прiятности въ этихъ случаяхъ только временное, пока продолжается искусственная возбужденность притупленныхъ нервовъ.

Ссылаясь на инстинктъ, мы здhсь говоримъ исключительно о здоровыхъ, неиспорченныхъ химическихъ чувствахъ. У кого ихъ нhтъ, тотъ легко можетъ возстановить ихъ, вернувшись снова къ правильному образу жизни. Но и въ той степени, въ какой они у насъ есть въ настоящее время, обонянiе и вкусъ могутъ еще отлично нести свою службу, надо только прiучиться пользоваться ими. Ведя надлежащiй образъ жизни, мы снова достигнемъ того совершенства инстинкта, что наравнh съ лошадью и собакою будемъ отличать полезное отъ вреднаго. Каждая корова съ безошибочной точностью, руководствуясь только обонянiемъ и вкусомъ, между десятью различными травами всегда выберетъ такую, которая дhйствительно пойдетъ ей впрокъ; кислыхъ и горькихъ травъ она не тронетъ, а выберетъ всегда траву сладкую. Лошадь не тронетъ протухшаго или вообще чhмъ-нибудь загрязненнаго сhна. Ни одинъ звhрь «горячаго» не тронетъ. Каждый ребенокъ въ первый разъ поданную ему ложку супу или кусокъ говядины выплевываетъ, а отъ перваго глотка пива и кофе дhлаетъ ужасныя гримасы; только уже заботлiвая мать почти изморомъ, т.е. не давая ничего другого, прiучаетъ ребенка ко всему этому, но зато цhною здоровья. Такъ называемыя дhтскiя болhзни, во время которыхъ организмъ стремится освободиться отъ попавшихъ въ него вредныхъ веществъ, а въ особенности отъ сквернаго воздуха дhтскихъ, развh не суть послhдствiя такой яко бы заботливости материнской. Ребенокъ, которому предоставленъ свободный выборъ между мясомъ, супомъ, виномъ, какао и спелыми фруктами и огородными овощами, руководимый здоровымъ еще инстинктомъ, непремhнно протянетъ ручки къ двумъ послhднимъ. Которая изъ матерей этого не замhчала? Но которая хоть разъ надъ этимъ призадумалась? Или кто изъ взрослыхъ станетъ охотно пить чай, кофе, какао безъ сахару, или безъ молока и безъ сливокъ? Развh ко всему этому не затhмъ прибавляется сахаръ, чтобы обмануть предостерегающiй инстинктъ. Естествоиспытатель Лавейланъ во время своихъ путешествiй по Африкh встрhчавшiеся ему плоды и ягоды, неизвhстные ему и его чернымъ спутникамъ, давалъ всегда сопровождавшей ихъ обезьянh, для каковой цhли онъ и держалъ ее при себh. Если обезьяна ихъ hла, то это для него было вhрнымъ ручательствомъ въ ихъ безвредности; если же она ихъ откидывала, то и онъ считалъ ихъ негодными въ пищу.

Итакъ, сводя все это къ вопросу, что мы должны hсть, чтобы жить въ согласiи съ законами нашей природы, мы придемъ къ весьма ясному выводу, что въ этомъ случаh первымъ указателемъ намъ послужитъ нашъ неизвращенный, здоровый инстинктъ - чувство обонянiя и вкуса. Научимся же снова употреблять съ пользой наши органы обонянiя и вкуса!

Удивительное дhло, что люди до сехъ поръ не задумываются надъ тhмъ, для чего природа снабдила ихъ чувствомъ вкуса и обонянiя - языкомъ и носомъ? - Чтобы мы чувствовали прiятный вкусъ и запахъ. - Хорошо. Но какая же въ этомъ польза? Вhдь въ такомъ случаh было бы лучше, чтобы мы вовсе не ощущали ни сквернаго вкуса ни дурного запаха. На самомъ же дhлh чувства эти даны намъ для того, чтобы помочь намъ избhгать опасности, потому что все, что противно нашему чувству обонянiя или вкуса, - пища ли, вода ли, воздухъ, или другое что-либо - безусловно вредно. Наоборотъ, все, что прiятно щекочетъ нашъ вкусъ и обонянiе, все это идетъ намъ впрокъ. Не даромъ природа помhстила носъ надъ самымъ ртомъ. Каждое кушанье должно пройти черезъ его цензуру. Куда бы мы ни входили, къ чему бы ни приближались, всегда впереди выступаетъ носъ какъ наша передовая стража. Сколько разъ носъ спасалъ наше здоровье, даже жизнь, заставляя насъ съ величайшей поспhшностью бhжать отъ угрожающей опасности или бросить что-нибудь вредное, что мы готовы были съhсть.

Есть люди, которые совершенно не имhютъ обонянiя, и они постоянно нездоровы. Наоборотъ, есть такiе, у которыхъ такъ развито, т.е. такое чистое обонянiе, что они какъ собаки узнаютъ людей по запаху съ завязанными глазами; которые, обнюхавъ какой-нибудь предметъ, скажутъ кто (изъ знакомыхъ) сейчасъ держалъ его въ рукахъ, кто передъ тhмъ или раньше былъ въ комнатh[1].

Люди съ такими здоровыми химическими чувствами обыкновенно очень здоровы, потому что никогда не съhдятъ ничего такого, что имhетъ для нихъ дурной запахъ (гастрономическiя гнилыя мяса и сыры, гнhзда ласточекъ и пр.), даже не могутъ принудить себя къ этому; они никогда не могутъ оставаться тамъ, гдh воздухъ хотя незначительно испорченъ.

Чего не распознаетъ носъ, то различитъ языкъ - чувство вкуса. Есть вещи, которыя, какъ, напр., соль, не имhютъ опредhленнаго запаха. Вкусъ ихъ опредhляется только тогда, когда мы растворимъ ихъ на языкh, ибо «corpora non agunt nisi fluida, aut volatilia», т.е. тhла дhйствуютъ только въ жидкомъ или летучемъ видh. Что на видъ не имhетъ никакого запаха или вкуса, того мы должны остерегаться. Но то, что издаетъ дурной запахъ или плохо на вкусъ, то намъ навhрно вредно, и наоборотъ. Мнh могутъ возразить, что вhдь супъ такъ хорошо пахнетъ, а по моей теорiи онъ долженъ быть вреденъ. Да, онъ пахнетъ, но не отъ супа этотъ ароматъ, а отъ корешковъ, которые въ него положены. Сварите супъ безъ корешковъ - и не будетъ отъ него никакого аромата. «Заяцъ и индhйка тоже пахнутъ!» воскликнетъ другой. Тоже неправда: въ сыромъ видh они пахнуть какъ трупъ и издаютъ непрiятный запахъ, а въ жаркомъ главнымъ образомъ пахнетъ масло и разныя приправы.

II.

Указанiя разсудка и знанiя, какъ мы должны питаться.

Я уже сказалъ, что первыя указанiя, какъ нужно питаться, даетъ намъ инстинктъ - собственная наша природа. Но кромh инстинкта, есть другiя указанiя; они даются намъ разсудкомъ и знанiемъ, или наукой. Логическое разсужденiе о томъ, чhмъ мы должны питаться, на основанiи сравнительной анатомiи, физiологiи, этики, антропологiи, политической экономiи, преданiй религiи и въ особенности гигiены, приводятъ къ неопровержимому выводу, что человhкъ по природh своей не принадлежитъ къ породh хищныхъ, какъ кошка, собака, ястребъ, ни къ травояднымъ, какъ быкъ, лошадь, верблюдъ, ни къ всеяднымъ, какъ свинья, медвhдь и другiя, а къ какой-то другой породh, именно - къ породh плодоядныхъ, подобно самымъ развитымъ обезьянамъ, т.е. человhкообразнымъ (приматамъ): горилла, шимпанзе и орангутангь ближе всего подходятъ къ человhку. Всh особенности устройства нашего тhла исключаютъ всякое сомнhнiе: устройство рукъ, сочлененiе челюстей, зубы, форма желудка и кишечнаго канала, желчнаго пузыря и слhпой кишки, нервная система, устройство мозга, перистальтическiя движенiя желудочно-кишечнаго пути и т.д. Приведенiе всhхъ доказательствъ «плодоядной» - даже «злако-плодоядной» натуры человhка на основанiи вышеперечисленныхъ отдhловъ науки вывело бы меня далеко за предhлы настоящаго труда, а потому я ограничусь только нhкоторыми необходимыми доказательствами.

Въ библiи сказано (Бытiя I, 11-12): «И сказалъ Богъ: да произраститъ земля зелень, траву, сhющую сhмя, дерево плодовитое, приносящее по роду своему плодъ, въ которомъ сhмя его на землh: и стало такъ. И произвела земля зелень, траву, сhющую сhмя по роду ея, и дерево, приносящее плодъ, въ которомъ сhмя его по роду его. И увидhлъ Богъ, что это хорошо». По сотворенiи человhка (Бытiя I, 28-30) читаем: «И благословилъ ихъ Богъ, и сказалъ имъ Богъ: плодитесь, и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте надъ рыбами морскими, и надъ птицами небесными, и надъ всякимъ животнымъ, пресмыкающимся по землh. И сказалъ Богъ: вотъ Я далъ вамъ всякую траву, сhющую сhмя, какая есть на всей землh, и всякое дерево, у котораго плодъ древесный, сhющiй сhмя; вамъ сiе будетъ въ пищу. А всhмъ звhрямъ земнымъ, и всhмъ птицамъ небеснымъ, и всякому пресмыкающемуся по землh, въ которомъ душа живая, далъ Я всю зелень травную въ пищу, и стало такъ». Итакъ книга, передающая преданiе о сотворенiи мiра, ясно отличаетъ человhка, какъ злако-плодояднаго отъ животныхъ травоядныхъ. О плотоядныхъ или хищныхъ не говорится вовсе, что служитъ традицiоннымъ доказательствомъ, что хищничество въ природh - явленiе анормальное.

Выше различалось два рода растительной пищи: зелень травная (огородная зелень) и трава, сhющая сhмя (злаки). Въ главh же II, 8-9 Бытiя читаемъ дальше: «И насадилъ Господь Богъ садъ въ Едемh на востокh; и помhстилъ тамъ человhка, котораго создалъ. И произрастилъ Господь Богъ изъ земли всякое дерево, прiятное на видъ и хорошее для пищи».

Первая буддiйская заповhдь гласитъ: «не убей»; такая же заповhдь есть у евреевъ и христiанъ[2]. Христосъ повелhваетъ (Маркъ XVI, 15) ученикамъ Своимъ разойтись по всему мiру и «проповhдывать евангелiе всей твари». Здhсь Христосъ завhщаетъ мiру любовь и справедливость и къ звhрямъ.

Одинъ изъ греческихъ реформаторовъ, Триптолемiй, говоритъ:
«Знайте же, что мясо животныхъ не для васъ; кто убиваетъ для съhденiя животное, тотъ долженъ будетъ умереть, потому что уже пересталъ быть человhкомъ».
Сократъ говорилъ: «Остерегайся всякой пищи и питья, которыя побудили бы тебя съhсть больше, сколько требуетъ твой голодъ и жажда. Чhмъ меньше у человhка потребностей, тhмъ онъ больше приближается къ степени боговъ, которые не знаютъ никакихъ нуждъ».

Извhстный Бернарденъ де Сенъ-Пiерръ училъ: «Дhти должны прiучаться къ растительной пищh, которая для человhка природная. Народы, питающiеся растительностью, самые сильные и самые красивые; меньше всего подвергаются болhзнямъ и пагубнымъ страстямъ и доживаютъ до глубокой старости. Вегетарiанство производитъ благотворное влiянiе на красоту тhла и равновhсiе души». Ламартинъ утверждалъ, что «прiйдетъ время, когда люди будутъ питать такое же отвращенiе къ животному мясу, какое питаютъ теперь къ человhческому». Гумбольдтъ тоже сказалъ, что вслhдствiе привычки hсть животное мясо человhкъ чувствуетъ меньшее отвращенiе къ людоhдству.

Весьма многiе выдающiеся люди всhхъ вhковъ были теоретическими или фактическими послhдователями вегетарiанства; мотивы y нихъ были различные: y однихъ этическiе, y другихъ экономическiе. А.Ф. Гумбольдтъ говоритъ: «Извhстное пространство земли, которое въ Европh, засhянное пшеницей, можетъ прокормить 10 человhкъ, - съ трудомъ прокормитъ одного, занимающагося скотоводствомъ, а въ Мексикh, засаженное бананами, можетъ прокормить около 250 человhкъ». Извhстный Шелли въ своемъ сочиненiи «Queen Mab» говоритъ: «Польза, которую принесетъ реформа въ питанiи, будетъ несравненно больше всякой другой реформы. потому что она коснется самой сущности человhческаго зла. Всhхъ, кому дорого счастье и правда, я умоляю посвятить свое вниманiе изученiю вегетарiанства!» Д-ръ Нагель[3] пишетъ: «Если родители даютъ своимъ дhтямъ супъ и мясо вопреки ихъ природh, то черезъ это усиливается кровообращенiе, въ крови происходитъ сильное волнениiе, дhлающее кровь воспрiимчивой къ воспаленiямъ и сильным приливамъ. Дhти, правда, тогда румяны, полнощеки и «цвhтутъ здоровьемъ», но это не настоящее, а призрачное здоровье. Они подобны румяному яблоку, въ которомъ гнhздится червякъ и подтачивает ихъ здоровье, - малhйшй вhтеръ сваливаетъ ихъ съ дерева».

Насколько благодhтельно дhйствуетъ растительная пища на ростъ дhтей, могутъ подтвердить опыты, произведенные въ сиротскомъ домh въ Албанiи, на берегу Гудзона. Когда въ 1829 году, - говоритъ д-ръ Комбе, - открыли прiютъ на 70 человhкъ, 4-6 дhтей постоянно лежали въ больницh. Прошло три года, и стали кормить дhтей растительной пищей, и тогда больница стала пустовать. Дhти стали бодрhе и веселhе, дhятельнhе и общительнhе. До того времени бывало ежегодно по нhскольку смертныхъ случаевъ, теперь въ теченiе нhсколькихъ лhтъ не было ни одного. Профессоръ Грагамъ говоритъ объ этомъ прiютh: «Послhдствiя вегетарiанскаго питанiя для дhтей такъ очевидны, что ихъ нельзя не замhтить и не признать. Умственныя и физическiя силы этихъ дhтей блестяще развились, ихъ наблюдательность и понятливость привели меня въ изумленiе. Въ видh опыта нhкоторое время давали дhтямъ вмhсто хлhба изъ цhльной пшеницы - ситный и булки. Въ скоромъ времени послhдствiя получились до такой степени отрицательныя, что пришлось снова вернуться къ хлhбу изъ цhльной пшеницы, и тогда дhти стали снова поправляться».

Знаменитый Беконъ сказалъ: «Дhти обыкновенно съ мясомъ воспринимаютъ всякiя преступленiя». Либихъ въ позднhйшихъ своихъ произведенiяхъ призналъ ошибочность своихъ выводовъ относительно мясныхъ экстрактовъ своего имени[4]. Д-ръ Алькотъ въ свою очередь сказалъ:
«Пока человhчество будетъ употреблять мясную пищу, до тhхъ поръ напрасны будутъ всh усилiя излhчивать болhзни».
Наше обхожденiе съ животными служитъ лучшимъ мhриломъ и поступковъ съ людьми. Кювье, пользовавшiйся у Вирхова репутацiей лучшаго сравнительнаго анатома, выразился такъ:
«Человhкъ не похожъ ни на одного изъ хищныхъ; по количеству и расположенiю зубовъ онъ ближе всего къ орангутангу, животному плодоядному. Равнымъ образомъ и кишки человhка соотвhтствуютъ растительнояднымъ. Весь организмъ человhка, въ каждой важнhйшей части, соотвhтствуетъ растительному питанiю. Правда, что неохота къ воздержанiю отъ мясной пищи такъ велика, что много лицъ слабыхъ духомъ не въ состоянiи побороть себя, но это нисколько не говоритъ въ ихъ пользу. Овца, которую матросы въ теченiе извhстнаго времени кормили мясомъ, подъ конецъ плаванiя стала отворачиваться отъ своей природной пищи. Есть примhры, что лошади, овцы, быки, даже голуби, кормленые мясомъ, въ концh получали отвращенiе къ своей природной пищи»[5].
Профессоръ Овенъ въ «Odontography» (стр. 471) пишетъ:
«Обезьяны, такъ похожiя на человhка, питаются плодами, зернами, ядрами орhховъ и другими плодами, въ которыхъ образуются самыя вкусныя и самыя питательныя ткани въ растительномъ мiрh. Большое сходство между зубами у четверорукихъ и у человhка указываетъ на то, что человhкъ созданъ для питанiя плодами».
У Пуше въ сочиненiи «Pluralité dе la race humaine» встрhчаемъ такое мнhнiе: «Высказали великую истину, называя человhка плодояднымъ. Всh особенности какъ его желудочно-кишечнаго пути, такъ и устройства зубовъ доказываютъ это блестящимъ образомъ». Привожу здhсь еще мнhнiе проф. Лаверенца изъ сочиненiя его «Zectures on physiology» (стр. 189-191): «Устройство зубовъ у человhка не имhетъ ни малhйшаго сходства съ зубами плотоядныхъ. Хотя у человhка и есть клыки, но они не выдаются, какъ у плотоядныхъ животныхъ, и не исполняютъ тhхъ функцiй, что y нихъ». Присмотрhвшись внимательно къ зубамъ, челюстямъ и непосредственнымъ органамъ пищеваренiя, мы приходимъ къ убhжденiю, что человhческiй организмъ ближе всего подходитъ къ организму высшей породы обезьянъ, которыя всh, безъ исключенiя, въ дикомъ состоянiи - плодоядныя. Число больницъ и домовъ для умалишенныхъ растетъ съ удивительной быстротой. Въ той же прогрессiи увеличивается число страдающихъ нервными, мозговыми, желудочными и легочными болhзнями; такъ же возрастаетъ число алкоголиковъ. Въ журналh «Médicine usuelle» (нояб. 1876 г.) читаемъ: «Съ боязнью смотришь на упадокъ человhческаго рода». Извhстный профессоръ Фонсагривъ въ классическомъ своемъ произведенiи: «Entretiens familiers sur l'hygiène» (стр. 8) говоритъ: «Никто не станетъ возражать, что уровень здоровья и тhлесной силы замhчательно быстро, даже замhтно понижается. Ростъ мельчаетъ, мускулы атрофируются, чистота расы и гармонiя пропорцiональности частей тhла постепенно исчезаютъ». Всh государства Европы должны были уменьшить размhръ груди и роста при воинскихъ наборахъ, потому что не хватало людей нормальной мhры. Нhкоторыя государства вторично даже сбавили мhру. Всh эти явленiя находятся въ прямой связи съ количествомъ потребляемыхъ человhчествомъ наркотическихъ средствъ: мяса, алкоголя и табаку.

Всh эти мнhнiя людей науки я привелъ не потому, что самъ ищу доказательствъ въ авторитетахъ, но потому, что есть многiе, которымъ «авторитеты» необходимы, которые авторитеты ставятъ выше своего мнhнiя; наконецъ, есть и такiе, y которыхъ нhтъ возможности и досуга рhшать эти вопросы. Вообще же опытные пути для всhхъ открыты, и задача настоящей статьи есть указанiе этого пути.

Прежде чhмъ продолжать дальше, я попытаюсь еще разъ бросить общiй взглядъ на жизнь въ природh, чтобы объять ее въ болhе цhльномъ видh. Итакъ мы видимъ, что минеральное царство въ природh существуетъ для того, чтобы производить царство растительное. Ни одно растенiе не можетъ питаться, т.е. пополнять свои клhтки изъ мiра растительнаго же или животнаго. Какъ растительныя, такъ и животныя клhтки должны прежде разложиться на свои составныя минеральныя части, прежде чhмъ служить пищей растенiямъ. Растенiя, выращенныя на слишкомъ свhжемъ навозh, постепенно чахнутъ; унавоженныя же свhжими трупами - болhютъ и гибнутъ. Такъ точно болhетъ и гибнетъ человhкъ, который, вмhсто того, чтобы питаться клhтками растительнаго царства, употребляетъ въ пищу животныя клhтки (мясо) и минеральныя вещества: соль, лhкарства и пр. Итакъ, значитъ царство минеральное предназначено для поддержанiя существованiя царства растительнаго; растительное, въ свою очередь, - для существованiя царства животнаго съ человhкомъ включительно. Человhкъ же, по аналогiи, долженъ производить высшее, совершеннhйшее - духъ. Въ природh скачковъ не бываетъ, а существуетъ только постепенный переходъ. Оттого-то мiръ животный не въ состоянiи присвоивать себh элементовъ изъ мiра минеральнаго; эти послhднiе должны быть предварительно организованы въ мiрh растительномъ, что мы ежедневно наблюдаемъ въ жизни и что подтвердила наука.

Принявъ все это въ соображенiе, мы придемъ къ тому заключенiю, что инстинктъ и разумъ безошибочно указываютъ намъ, какъ мы должны питаться: что намъ вредно и что полезно. Пользуясь этими двумя руководящими силами, я подхожу теперь къ опредhленiю: чhмъ человhкъ долженъ питаться и какъ.

III.

Природная пища человhка: хлhбныя зерна и плоды.

Итакъ инстинктъ, разумъ и знанiя, въ согласiи съ вhковыми преданiями, привели насъ къ тому положенiю, что человhкъ по природh не есть плотоядное животное, не есть тоже травоядное или всеядное, а представляетъ изъ себя что-то другое. Какъ сказано было раньше, по своему тhлосложенiю человhкъ ближе всего подходитъ къ породh обезьянъ человhкообразныхъ, которыя въ дикомъ состоянiи несомнhнно всh суть плодоядныя. Но такъ какъ человhкъ не обезьяна, и наоборотъ, то и въ отношенiи естественнаго питанiя у нихъ обоихъ должно происходить большое различiе. Такъ оно и есть въ дhйствительности.

Одно изъ главныхъ различiй между человhкомъ и обезьяной составляетъ то обстоятельство, что у человhка двh руки и двh ноги, а у обезьяны 4 руки. Основное различiе между рукой и ногой составляетъ устройство и способъ прикрhпленiя большого пальца, который у обезьянъ - на всhхъ четырехъ оконечностяхъ одинаковый - дhлаетъ ее способной къ схватыванiю и поддерживанiю своего тhла. Такое устройство нижнихъ конечностей обусловливаетъ жизнь на деревьяхъ. У человhка же двh руки и двh ноги. Устройство послhднихъ и способъ прикрhпленiя большого пальца поставили человhку въ удhлъ хожденiе по землh, а руки указываютъ на собиранiе. Отсюда прямой выводъ, что обезьянh предназначено жить на деревьяхъ и питаться плодами, назначенiе же человhка - жить на землh и собирать сhмена или хлhбныя зерна и ягоды, т.е. плоды, какъ кустарниковъ, такъ и деревьевъ. Значитъ - человhкообразныя обезьяны суть животныя плодоядныя, а человhкъ - злако-плодоядное.

Пищу свою человhкъ долженъ принимать въ такомъ видh, въ какомъ принимаетъ ее вся живая тварь, именно въ сыромъ; нельзя же думать, чтобы природа не знала лучше всякихъ врачей, поваровъ и аптекарей, чhмъ питать свои созданiя. Природа такъ устроила человhка, что онъ можетъ находить и потреблять пищу въ готовомъ видh. Неужели бы въ такомъ важномъ дhлh природа поставила человhка ниже всякихъ другихъ животныхъ? Вhдь это было бы нелhпо. Вслhдствiе жаренiя, варенiя, печенiя, броженiя, дистиллированiя и всякихъ другихъ искусственныхъ способовъ приготовленiя пищи до нhкоторой степени разрывается природная, органическая связь элементовъ въ пищh, отчего она теряетъ питательность, а иногда становится даже совсhмъ вредною. Такъ, напр., вслhдствiе варенiя и броженiя здоровой самой по себh ржи получается ядъ, извhстный подъ именемъ алкоголя. Яблоки и виноградъ - превосходная пища, приготовленные же изъ нихъ сидръ и вино составляютъ ядъ. Сочная душистая груша въ сыромъ видh однимъ своимъ ароматомъ способна вызвать слюни во рту: если же мы ее сваримъ или испечемъ, то она теряетъ свой ароматъ, дhлается приторной, такъ что для исправленiя вкуса надо прибавить сахара. Куда же дhвались ароматъ, вкусъ, а вслhдъ за тhмъ и питательность ея? Огонь уничтожилъ, разъединивъ органическую связь частицъ. Если въ сыромъ видh для насыщенiя достаточно бываетъ полуфунта зерна, плодовъ и орhховъ, то вареныхъ, не считая приправъ, надо по меньшей мhрh въ полтора раза больше. Огонь уничтожаетъ жизненное начало въ зернh, тогда какъ способность произрастать, иначе говоря, способность производить дальнhйшую жизнь, и есть собственно необходимое условiе, лучшiй показатель человhческой пищи.

Древнее сказанiе о Прометеh, который похитилъ съ неба огонь и научилъ людей варить, за что былъ прикованъ къ скалh, можно считать аллегорiей, заключающей въ себh глубокую правду. Прометей, этотъ собирательный человhкъ, который при помощи огня научился варить и печь, употреблять въ пищу мясо и другiя жертвенныя яства, сдhлался самъ жертвою хищныхъ птицъ или недуговъ, которые съ тhхъ поръ стали терзать его.

Природной, такимъ образомъ, пищей человhка нужно считать хлhбныя зерна и плоды въ сыромъ и само собою въ зрhломъ видh, а именно: рожь, овесъ, пшеницу, ячмень, гречиху и др.; лhтомъ: крыжовникъ, смородину, землянику, клубнику, малину, чернику, вишни, черешни, арбузы, тыквы, дыни, огурцы; подъ осень: всевозможныхъ сортовъ груши, персики, абрикосы; осенью: каштаны, виноградъ и въ особенности яблоки, которыхъ родится около 1200 всевозможныхъ сортовъ; дальше идетъ цhлый рядъ орhховъ, большихъ и малыхъ, простыхъ и грецкихъ, заключающихъ въ себh сладкiя жировыя вещества; затhмъ всевозможныя ягоды, отличающiяся каждая особыми достоинствами и качествами: сочныя, душистыя, сладкiя, кисленькiя и т.д. и т.д. Вотъ какими дарами природы окруженъ человhкъ, а онъ пачкается въ крови убиваемыхъ имъ животныхъ, съ тhмъ, чтобы трупы ихъ схоронить внутри себя, гдh, разлагаясь, они причиняютъ ему всякiя болhзни и муки, стремясь освободиться отъ которыхъ хотя временно, онъ одуряетъ себя различными наркотиками.

Никто, я думаю, не станетъ думать, что природа поскупилась благами для питанiя человhка! Но богатство плодовъ во всемъ разнообразiи ихъ доставляетъ человhку не одно только благо въ питанiи. Чувства вкуса и обонянiя у людей, питающихся этими райскими плодами, до такой степени очищаются, достигаютъ такого совершенства, что только тогда люди вполнh приходятъ къ познанiю, что пища ихъ есть пища райская, человhческая. Для того, чтобы питаться по-человhчески, надо взять горсть или ложку (1 1/2-2 1/2 лотовъ) хлhбныхъ зеренъ, какiя намъ придутся болhе по вкусу и по запаху, и жевать до тhхъ поръ, пока зерно, при помощи зубовъ и слюны, не превратится въ молочную жижу, для чего при хорошихъ зубахъ достаточно 6 минутъ, а при дурныхъ - 12 минутъ. При глотанiи этой молочной жижи, послh извhстнаго навыка, мы испытываемъ обыкновенно такое впечатлhнiе, какъ бы мы глотали настоящее молоко, съ которымъ эта жижа какъ по составу, такъ и по наружному виду имhетъ большое сходство; по истеченiи извhстнаго времени чувствуется во рту ощущенiе прiятной сладости, зерно становится все болhе и болhе вкуснымъ. Зеренъ въ одинъ присhстъ надо съhсть столько пригоршней, сколько понадобится для насыщенiя, разнообразя притомъ пищу то орhхами для пополненiя бhлковыхъ и жировыхъ веществъ, то фруктами. Инстинктъ (только не химiя) въ этомъ случаh подскажетъ намъ, что намъ нужно для поддержанiя силъ и здоровья. Сначала придется принимать пищу въ большомъ количествh, для того, чтобы наполнить желудокъ, который теперь не въ мhру расширился у людей вслhдствiе ослабленiя. Когда со временемъ желудокъ сожмется, черезъ что работа его станетъ сильнhе и энергичнhе, тогда мы станемъ принимать меньше пищи, и это меньшее количество пищи будетъ несравненно питательнhе, такъ какъ органъ пищеваренiя станетъ работать тогда интенсивнhе, усвоивая больше питательныхъ веществъ, которыя при настоящемъ образh жизни въ половинh, даже въ трехъ четвертяхъ своихъ выходятъ неусвоенными.

hсть надо только тогда, когда почувствуется необходимость. Однако, тотъ, кто выработалъ въ себh привычку принимать пищу въ извhстные часы, хорошо сдhлаетъ, не измhняя этой привычки. hсть надо въ 6-8 часовъ утра, затhмъ обhдать въ 12 ч. и въ 6 ч. ужинать. Больные люди должны hсть не позже какъ за 3-4 часа передъ тhмъ, какъ итти спать. Только вполнh здоровые могутъ hсть плоды, не снимая кожи, а шелуху отъ зеренъ надо послh пережевыванiя непремhнно выплевывать. Съ гречихой это дhлается легко, съ другими зернами значительно труднhе.

Свhжiе плоды можно удобно замhнить сушеными, только непремhнно сладкими, такъ какъ это единственно можетъ служить ручательствомъ, что они сорваны спhлыми.

Запасы надо дhлать изъ самаго лучшаго зерна и отборныхъ плодовъ. Въ городh достаточно по одному гарнцу каждаго зерна на всю семью на нhсколько недhль. Зерно слhдуетъ просhять, пересортовать, промыть въ холодной водh, высушить и, всыпавъ въ полотняный мhшокъ, повhсить въ хорошо провhтриваемомъ, сухомъ мhстh.

Если 3 раза въ день съhдать по 3-5 пригоршней зерна (больше 5 не съhстъ самый сильный работникъ), тогда это составитъ не больше одного фунта въ сутки; прибавивъ къ этому 1-2 фунта плодовъ и орhховъ, получимъ 1 1/2 фунта пищи на одного человhка изъ нерабочаго класса и 2-3 фунта на сильнаго работника крестьянина.

Въ среднемъ 1 фунтъ зерна стоитъ 2-3 к. ... 3 к.

Въ среднемъ 1 фунтъ яблоковъ стоитъ 8-10 к. ... 10 к.

Въ общемъ, значитъ, самая здоровая и питательная пища для сильнаго и здороваго человhка обойдется въ сутки 13 к.[6].

Людямъ, привыкшимъ къ извhстному комфорту въ hдh, достаточно прибавить къ обhду немного винныхъ ягодъ, изюму или финиковъ, и тогда дневное пропитанiе будетъ стоить не больше 30 коп. Такимъ образомъ и стоимость этой райской пищи очень невелика. Въ настоящее время плохо питающiйся работникъ, - однимъ только картофелемъ и капустой, иногда хлhбомъ и крупой - не въ состоянiи расходовать больше какихъ-нибудь 15 коп. Въ такомъ случаh ему лучше питаться однимъ только зерномъ, прибавивъ немного къ обhду сушеныхъ плодовъ или сырой моркови, а лhтомъ - огурцовъ, рhпы или чего-нибудь другого. Такая пища будетъ въ 3 раза питательнhй его теперешней водянистой пищи и будетъ стоить какихъ-нибудь 5 коп.

Путемъ сбереженiя въ количествh пищи накопляется больше запасовъ ея, да и самой земли для одного человhка тогда понадобится меньше. Въ настоящее время народъ большую половину своихъ доходовъ расходуетъ на hду и питье; много идетъ на уплату долговъ, процентовъ, такъ что на духовныя потребности остается весьма немного.

Кто питается правильно, тотъ и жизнь ведетъ правильную, и польза такой жизни сказывается все яснhе и яснhе. Одно изъ такихъ преимуществъ райскаго питанiя есть полная независимостъ отъ третьихъ лицъ, отъ времени дня и года. Правильное питанiе не признаетъ ни поваровъ, ни кухни, ни огня, ни масла, приправъ, кастрюль, горшковъ, кухонной посуды, самоваровъ, прислуги, судомоекъ, грязныхъ помоевъ, неудавшихся, пригорhвшихъ и пересоленныхъ кушанiй, ссоръ и пререканiй изъ-за этого, грязи и кухонной вони, трактирной жизни съ ея даванiями «на чай», катарами желудка, маргариновымъ масломъ, касторками и т.п. гадостями. Весь мhсячный запасъ вегетарiанца помhщается въ буфетh на одной полкh; когда откроешь дверцы, ароматъ разливается по всей комнатh. Выходя изъ дому, дневное пропитанiе забирается въ мhшокъ, въ двухъ концахъ котораго помhщаютъ: въ одномъ зерна, а въ другомъ колотые орhхи; въ карманъ можно положить нhсколько яблоковъ или горсть сушеныхъ плодовъ, если въ дорогh нельзя ихъ купить. Тамъ, гдh имhется хотя немного зерна и воды, вегетарiанецъ можетъ смhло пропитаться, тогда какъ обыкновенный человhкъ при недостаткh огня, горшковъ, соли и т.п. можетъ, пожалуй, умереть съ голоду.

Общенiе съ вегетарiанцами весьма удобное. Тогда какъ иногда нужно нhсколько дней для приготовленiя угощенiя обыкновенныхъ людей, угощенiе вегетарiанца не представляетъ никакихъ безпокойствъ. Тарелка свhжихъ или сушеныхъ плодовъ будетъ для него роскошнымъ угощенiемъ.

Независимость личности, какъ одно изъ послhдствiй растительнаго питанiя, передается постепенно въ общественныя отношенiя, возвышая нравственный уровень общества и налагая на него свой облагораживающiй отпечатокъ. Говоря о сокращенiи потребностей въ питанiи, Платонъ приводитъ слова Сократа:

«Довольствуясь малымъ, мы болhе всего становимся богоподобными, потому что боги ни въ чемъ не нуждаются».

Каковы наши дhти, таково и наше будущее. Всякому небезызвhстно, что способъ питанiя и воспитанiя дhтей, т.е. то, на какой пищh, въ какой атмосферh и освhщенiи и въ какихъ тhлесныхъ упражненiяхъ воспитываются дhти, - рhшительнымъ образомъ влiяетъ на ихъ настоящее и будущее. Теперь молодое поколhнiе, обремененное наукой сомнительнаго достоинства[7], медленно задыхается и отравляется въ школахъ собственными выдhленiями кожи и легкихъ. Измученному тhлу и отягощенному мозгу не даютъ столько отдыха, сколько его необходимо нужно, потому что требованiя школьной программы желhзными тисками приковываютъ его къ столу, едва давая возможность съ горячечной поспhшностью подкрhпиться для того, чтобы снова приняться за трудъ - готовить уроки къ слhдующему дню. Приготовленiе уроковъ происходитъ при коптящей лампh, иногда по нhскольку человhкъ въ одной комнатh, какъ это бываетъ на общихъ ученическихъ квартирахъ. Изнуренныя и переутомленныя непосильной работой, дhти ложатся, наконецъ, часовъ въ 11 спать... Но и сонъ ихъ не можетъ подкрhпить: въ дортуарахъ, гдh спитъ иногда по 20 человhкъ, они задыхаются всю ночь, при закрытыхъ плотно окнахъ, собственными мiазмами, лишенные лучшаго друга - свhжаго воздуха. Нhтъ ничего удивительнаго, что при такихъ условiяхъ сонъ не подкрhпляетъ, не обновляетъ вовсе; только нервы успhваютъ немного отдохнуть послh сильнаго напряженiя. При такихъ условiяхъ, весьма схожихъ съ дальнhйшей нашей жизнью, утомляющiеся нервы требуютъ непремhнно какихъ-нибудь возбуждающихъ средствъ, чтобы не потерять способности для дальнhйшей работы. Все равно, что усталую лошадь бить кнутомъ, вмhсто того чтобы покормить ее хорошенько. Неудивительно поэтому, что наше молодое поколhнiе безъ чаю, кофе, вина, пива, папиросъ, а въ особенности безъ мяса жить не можетъ. Подобныя наркотическiя средства очень способствуютъ ненормально быстрому ихъ развитiю; клhточки ихъ мускульной ткани, мозговыя и нервныя вещества не получають надлежащей плотности и упругости; разгоряченный умъ и тhло постоянно истощаются. Въ возбужденномъ тhлh родятся страсти. Наша мужская молодежь уже 14-ти лhтъ, вмhсто того какъ въ древней Грецiи - въ 30 лhтъ, вступаетъ въ половыя общенiя; въ молодомъ пылу рано истощается и очень часто насилуетъ собственную природу, отдаваясь онанизму. Рhдко встрhтишь молодого человhка, не зараженнаго уже сифилисомъ, такъ же какъ и молодую дhвушку, которая не страдала бы бhлами и малокровiемъ.

Слабый дhтскiй умъ, начиненный массой самыхъ разнообразныхъ свhдhнiй, будучи не въ состоянiи ихъ переварить, не воспринимаетъ ихъ надлежащимъ образомъ. Такимъ образомъ школьная наука, вмhсто того чтобы привести къ здоровымъ, широкимъ взглядамъ, создаетъ только надменныхъ недоучекъ, безбожiе, крайнiй матерiализмъ, «рыцарей борьбы за существованiе», ту массу болhзней современной цивилизацiи, въ которыхъ хирургiя ножа и огня безсильны, потому что ракъ развился не снаружи, а внутри тhла, въ крови, и лhчить надо начинать съ дiэты, съ питанiя.

Если бы половину - именно половину - того времени, которое теперь безполезно уходитъ на «зубренiе», употребить на игры, на мускульный трудъ на свhжемъ воздухh, то при «райскомъ» питанiи хлhбными зернами и плодами тhло и умъ приняли бы столько энергiи, окисленiе въ организмh происходило бы такъ энергично, что другой половины времени было бы вполнh достаточно для выучиванiя и воспринятiя всего того, чего требовала бы рацiональная программа. Я всегда наблюдалъ, что тh, которые въ школh меньше всего занимались, всего больше гуляли на свhжемъ воздухh - лhнтяи, никогда балла больше трехъ не получавшiе, по выходh изъ училища сохраняли больше свhдhнiй, кругозоръ ихъ былъ болhе широкiй и болhе зрhлый, чhмъ ихъ товарищей, которые примhрно вызубривали всh свои уроки, получали по 5, но зато послh урока все тотчасъ же снова забывали. При вегетарiанскомъ питанiи, при соотвhтствующемъ моцiонh, отдыхh и пребыванiи на свhжемъ воздухh и при соотвhтствующей одеждh мы воспитаемъ сильную и здоровую тhломъ и душою молодежь. Только такимъ путемъ культурное человhчество можетъ обезпечить свою будущность.

Было бы несравненно лучше, если бы всh безъ исключенiя учебныя заведенiя открывались только зимой, а лhтомъ чтобы молодежь обязательно проводила время въ деревнh, за ручнымъ трудомъ, въ полh на пахотh, покосh, жнивьh, въ огородh, саду, по крайней мhрh по 6 часовъ ежедневно. Такимъ путемъ общество прiобрhло бы опытныхъ садовниковъ и земледhльцевъ, способныхъ притомъ и теоретически развиваться дальше. Молодое поколhнiе полюбило бы землю-кормилицу, которая въ свою очередь еще бы болhе привязала его къ растительной пищh, какъ къ плодамъ рукъ своихъ. Молодежь стала бы уважать хлhбный трудъ, ея взгляды на жизнь стали бы трезвhе, она лучше бы узнала потребности и нужды окружающихъ людей. Сверхъ того, молодое поколhнiе выгадало бы много для себя лично, закаливъ свой организмъ и укрhпивъ свой умъ, черезъ что оно стало бы болhе способнымъ переносить житейскiя невзгоды съ легкимъ сердцемъ и съ улыбкой на лицh. При этомъ въ рукахъ молодыхъ людей было бы ремесло, которое всегда бы ихъ прокормило, если бы всh другiе способы имъ измhнили. Отъ нужды и сумы они были бы всегда застрахованы. Эта матерiальная независимость подняла бы ихъ въ ихъ собственныхъ глазахъ и въ глазахъ общества. Такъ воспитались бы въ людяхъ дhйствительно достойные, сильные характеры.

Многiе изъ насъ до того теперь истощены, что говорятъ: «Да, но мой желудокъ этого не вынесетъ». Это происходитъ отъ того, что желудокъ нашъ устраненъ отъ своего назначенiя. Желудку нашему назначено отъ природы быть кухнею, которая должна варить сырые плоды. Какъ только человhкъ устраняетъ желудокъ отъ этого его природнаго назначенiя, онъ (желудокъ) дhлается вялымъ, наступаетъ его упадокъ, какъ каждой части человhческаго тhла, которая перестала какъ слhдуетъ упражняться. Тогда остается только одинъ путь спасенiя - вернуть желудокъ къ его прежнему назначенiю. Каждый человhкъ, питающiйся сырыми плодами, овощами и хлhбными зернами, будетъ имhть сильный, здоровый желудокъ, хотя придеть къ этому постепенно, такъ какъ благотворное преобразованiе органа питанiя и соединенное съ нимъ возрожденiе всего человhка приходитъ только постепенно. Всякiй, поставившiй себh непремhннымъ условiемъ достиженiе этой задачи, не замедлитъ почувствовать происходящее въ немъ благотворное перерожденiе и всецhло отдастся стремленiю къ чистому образу жизни и питанiя.

Какъ желудокъ служитъ для нашего организма кухнею, такъ зубы служатъ мельничными жерновами, назначенiе которыхъ - перемалывать для желудка пищу. Зубы служатъ основнымъ органомъ питанiя. Кто ихъ не употребляетъ въ настоящемъ ихъ значенiи, а прiучается къ искусственно-приготовленной пищh, тотъ скоро теряетъ лучшую свою красу - рядъ перламутровыхъ зубовъ.

Зубы у человhка, питающагося «по-человhчески», не теряютъ своей крhпости и перламутровой бhлизны до глубокой старости, что мы наблюдаемъ у восточныхъ народовъ, питающихся исключительно растительной пищей. Уже ежедневное пережевыванiе горсти зерна убhждаетъ насъ, что самый лучшiй врачъ не въ состоянiи дать лучшаго средства для укрhпленiя зубовъ и поддержанiя ихъ гигiены.

Питаясь по-вегетарiански, мы замhтимъ, что для насыщенiя понадобится несравненно меньше зерна, чhмъ самаго лучшаго хлhба, испеченнаго изъ этого же зерна, что служитъ лучшимъ доказательствомъ того, что зерно содержитъ въ себh какое-то питательное вещество, котораго не достаетъ въ хлhбh. Съ точки зрhнiя такъ называемой «чисто-научной» объяснить это можно бы было вотъ какъ: вслhдствiе варенiя и жаренiя въ большей части уничтожаются растительныя клhточки, изъ которыхъ каждая живетъ болhе или менhе отдhльною или самостоятельною жизнью. При жеванiи сырыхъ плодовъ такого уничтоженiя клhточекъ не бываетъ, а поглощаются въ большинствh случаевъ цhльныя, механически отдhленныя клhточки, отъ чего, вhроятно, и зависитъ ихъ большая питательность.

Лhтомъ плоды имhютъ кисловатый, освhжающiй вкусъ, осенью - живительно-сладкiй, а зимой - согрhвающе-жирный, напр. орhхи. Югъ изобилуетъ финиками, винными ягодами, бананами, кокосовыми орhхами, миндалемъ, рисомъ, кукурузой и пшеницей; сhверъ - косточковыми и зерноплодными фруктами, ягодами, орhхами, рожью, овсомъ. Въ безводныхъ степяхъ растутъ сочный арбузъ и дыня, въ песчаныхъ пустыняхъ Африки - молочный кокосовый орhхъ, а въ жаркомъ поясh Америки въ неслыханномъ изобилiи растетъ необыкновенно вкусный, сочный бананъ. Размышленiе надъ этимъ устройствомъ приводитъ насъ къ тому заключенiю, что каждый климатъ даетъ возможность существованiя въ немъ человhку, производя тh самые плоды, которые необходимы для существованiя въ условiяхъ этого климата.

Черезъ сотни поколhнiй человhчество такъ далеко удалилось отъ райской жизни, что сила привычки очень затрудняетъ возвращенiе къ ней. Тh, у кого духъ способенъ одержать побhду надъ плотью и ея злыми привычками, должны пользоваться именно этой силой (привычки), но только въ ея положительномъ направленiи, помня слова Пиfагора:
«Усвой себh только тотъ образъ жизни, который твой разумъ призналъ наилучшимъ, а привычка сдhлаетъ его для тебя самымъ прiятнымъ».
Такъ какъ всh переходы въ природh бываютъ постепенны и медленны, то непосредственное возвращенiе къ райской жизни доступно будетъ только для немногихъ. Слишкомъ ужъ большое сдhлано отклоненiе, а цhль весьма ясная стоитъ впереди. Какъ ее достигнуть, надъ этимъ долженъ поработать каждый въ отдhльности, борясь съ собственными недостатками, сообразуясь какъ съ родомъ и силою страстей и привычекъ, такъ и съ собственнымъ темпераментомъ. Каждый поэтому долженъ бороться съ собою, сообразуясь съ своей индивидуальностью. Настойчивость въ этихъ случаяхъ хорошо вознаграждается. Вотъ какая «борьба» и вотъ за какое «существованiе» достойна человhка, а не борьба съ ближними. Кто не владhетъ собою, тотъ сдhлается рабомъ. Борьба съ самимъ собою есть самая трудная, но зато побhда надъ собою самая достойная.

Не мало есть такихъ людей, къ которымъ можно свободно отнести слова Лейбница: «Если бы и геометрiя противилась нашимъ страстямъ, тогда навhрное нашлись бы люди, которые бы принялись опровергать ея доводы». У кого не хватаетъ духовной силы мужественно повернуть къ разумной жизни, тотъ пусть, по крайней мhрh, не мhшаетъ другимъ такъ жить и такъ поступать.

Однако при возвращенiи къ райскому питанiю и образу жизни надо избhгать крутого поворота. Кто замhтитъ, что первая перемhна ведетъ къ отрицательнымъ результатамъ, продолжающимся слишкомъ долго, тотъ пусть лучше, до времени, разъ въ день hстъ вареный вегетарiанскiй обhдъ.

При вегетарiанскомъ питанiи необходимо, по меньшей мhрh, два часа гулять и два часа проводить въ какомъ-нибудь физическомъ трудh на свhжемъ воздухh, сообразуясь со своими силами: или въ саду, огородh работать или пилить, колоть дрова. Такое движенiе возбуждаетъ, усиливаетъ работу легкихъ и кишокъ и особенно развиваетъ брюшныя и межреберныя мышцы, отъ которыхъ зависитъ дыханiе и правильное пищеваренiе. Въ противномъ случаh, пища будетъ попрежнему проходить чрезъ вялый, отъ труда отвыкшiй желудокъ безъ всякой для него пользы. Ночью надо непремhнно дышать по возможности чистымъ воздухомъ. Оттого спать всегда слhдуетъ при открытомъ окнh, а зимой въ хорошо нагрhтой комнатh при открытой форточкh; въ постели надо тепло укрыться, а когда понадобится - надhть на голову теплую шапку. Мhрой чистоты воздуха въ спальнh должно быть отсутствiе всякаго запаха. Лучшимъ, единственнымъ хорошимъ очистительнымъ средствомъ будетъ древесный уголь, который надо ставить въ комнатh въ одной или двухъ корзинахъ. Онъ энергично поглощаетъ изъ воздуха самые вредные мiазмы, въ особенности выдhленiя легкихъ и наружныхъ покрвовъ. Всh другiя хваленыя очищающiя (дезинфекцiонныя) средства, издающiя какой-нибудь запахъ, а то и совсhмъ вонючiя, не только никуда не годны, но прямо-таки вредны для здоровья.

Одhваться хорошо въ шерстяныя ткани, а важнhе всего обмывать все тhло холодной водой не ниже 8 °R[8], начавъ предварительно съ 18 °R. Руки и ноги надо мыть всегда болhе холодной водой. Никогда не слhдуетъ умываться, когда ноги или вся кожа холодная; въ такомъ случаh слhдуетъ предварительно разогрhть ноги въ теплой водh въ 32-34 °R, продержавъ въ ней 10-15 минуть, затhмъ постепенно обмывать 18 °R водой.

По мhрh того какъ организмъ, при посредствh разумнаго питанiя очищается, оздоравливается, онъ крhпнетъ, и тогда наступаетъ кризисъ въ видh сильныхъ лихорадокъ, выдhленiя пота, поносовъ или обыкновенныхъ оздоравливающихъ, такъ называемыхъ воспалительныхъ болhзней. Тогда-то особенно надо остерегаться лhкарствъ или такого ухода, которые могли бы задержать усилiя организма освободиться отъ оставшагося въ немъ болhзнетворнаго вещества. Если подъ рукой не найдется такого врача, который лhчитъ не лhкарствами, а тhми средствами, которыя указываетъ сама природа, то лучше ничего не дhлать, поддерживать въ помhщенiи больного свhжiй, чистый воздухъ - во всемъ остальномъ руководиться инстинктами больного и личнымъ опытомъ; выздоровленiе наступитъ немного позже, но зато тутъ негрозитъ никакая опасность. Опасаться въ этомъ случаh нечего, напротивъ: надо радоваться, потому что чhмъ сильнhе бываетъ кризисъ, чhмъ сильнhе оздоравливающая болhзнь, тhмъ больше увhренности въ томъ, что организмъ нашъ прiобрhлъ новыя силы. Со временемъ такiе кризисы повторяются все рhже и рhже, а послh очищенiя организма совсhмъ оставляютъ его.

Въ такомъ случаh, скажутъ многiе, «жизнь, достойная человhка», будетъ попросту самоотреченiе, лишенiе себя всего, что придаетъ жизни какую-нибудь цhну». Напротивъ! Теперешнiй образъ жизни и есть отреченiе отъ истиннаго блага и чистыхъ радостей жизни! Раздраженiе лишаетъ насъ истиннаго спокойствiя; возбужденiе отнимаетъ у насъ бодрый сонъ; нервное разстройство не даетъ возможности правильному теченiю и гармонiи въ мысли, а тhмъ болhе въ поступкахъ; все насъ гнететъ, огорчаетъ, потому что мы уже потеряли всю индивидуальную энергiю. Большiя и малыя болhзни изнуряютъ насъ постоянно, убивая въ насъ силы медленно или быстро.

Только жизнь, согласная съ природой, можетъ дать намъ неизмhнное здоровье. При правильномъ, соотвhтствующемъ человhку питанiи и образh жизни, силъ и тhла прибавляется, является жизнерадостность, въ сердце вселяется любовь ко всей природh, согбенный станъ выпрямляется, кожа прiобрhтаетъ бhлизну и свhжесть, часто даже волосы, преждевременно посhдhвшiе, снова темнhютъ. Достигнувшiй такимъ путемъ здоровья и способности энергичнаго противодhйствiя дурнымъ влiянiямъ, человhкъ тогда почувствуетъ себя совершенно обновленнымъ.

Какую удивительную силу заключаютъ въ себh растительные элементы, мы видимъ живой примhръ на носорогh, лошади и верблюдh. Слонъ все могущество своихъ мускуловъ получаетъ отъ травы. Сила и выносливость идутъ вслhдъ за растительнымъ кормомъ. Словомъ, верблюдъ, лошадь, оселъ, быкъ, благодаря своей выносливости, впряжены человhкомъ въ работу. Левъ, тигръ и другiя плотоядныя развиваютъ въ себh только разовую силу, - выносливости же не имhютъ. Оттого то человhкъ и не приручилъ ихъ къ работh. Плодоядная горилла, достигающая семи футовъ высоты, обладаетъ упругими какъ сталь мускулами и костями: сила у нея такъ велика, что когда она, разсерженная, ударяетъ себя кулакомъ въ грудь, то издаетъ звукъ какъ изъ турецкаго барабана; случается, она вступаетъ въ борьбу со львомъ и выходитъ побhдительницей. Но какъ бы ни были убhдителыны примhры изъ царства животныхъ, личный примhръ и примhры изъ жизни народовъ всего полезнhе и убhдительнhе.

Первые извhстные намъ примhры растительнаго райскаго питанiя даютъ славянскiя племена, когда они извhстны были подъ именемъ гиперборейцевъ. Объ этихъ предкахъ нашихъ, которыхъ Орфей называетъ макробiями (долгоживущими), говорятъ Помпонiй Мела, Плинiй и Солинъ: «Земля ихъ очень урожайна, воздухъ чистый и здоровый. Живутъ они очень долго, не знаютъ, гнhва и болhзней, не воюютъ; жизнь проводятъ въ безпечной веселости и покоh. Прекрасные лhса и дубравы служатъ имъ постоянными жилищами, плоды деревьевъ - пищей, мяса не hдятъ, умираютъ спокойно» и т.д. Развh это не та же райская жизнь, къ которой мы теперь снова стремимся?

О громадномъ ростh, силh, ловкости и благородныхъ нравахъ уже позднhйшихъ славянъ, какъ о результатh растительнаго питанiя, свидhтельствуютъ византiйскiе и германскiе лhтописцы. Прокопiй въ VI вhкh пишетъ: «Роста славяне высокаго, нравы и обычаи у нихъ простые, гнhва и лжи не знаютъ». Маврикiй въ VII вhкh говоритъ: «Въ трудh выносливые, они легко переносятъ голодъ и холодъ, наготу и недостатокъ». О гостепрiимствh славянъ пишетъ Адамъ Бременскiй (Perts XXI, 75 chron. slavon.). Левъ Мудрый въ IX вhкh описываетъ: «Въ VI вhкh славяне питались овсомъ, просомъ, гречихой, молокомъ и плодами». «Потомъ, - передаетъ Гельмгольдъ, - въ XII вhкh (Chron. slavon., кн. I, 85) выучились у нhмцевъ варить (кухня - отъ нhмецкаго kochen) разныя вкусныя блюда» (вhроятно, мясныя). Витукиндъ въ X вhкh передаетъ (Rev. gest. Sax., lib. VI) o славянахъ: «Народъ этотъ необыкновенно закаленъ и способенъ переносить всякiе труды, привыкъ ко всякаго рода лишенiямъ; что для нашихъ (германцевъ) представляетъ большiя трудности, то славяне ставятъ ни во что». Еще лhтописецъ Несторъ съ особеннымъ отвращенiемъ разсказываетъ о поhдающихъ «стерво» половцахъ... «Проливаютъ кровь, - говоритъ онъ, - и еще похваляются этимъ». Преслhдуемые набhгами римлянъ, германцевъ и монголовъ, когда принуждены были укрываться въ лhсахъ и горахъ, тогда только славяне научились отъ нихъ употреблять спиртные напитки, убивать животныхъ и поhдать ихъ трупы; съ того времени и начинается упадокъ славянъ.

Когда такiе знаменитые путешественники, какъ Кукъ, Дюмонъ-Дюрвиль, Лаперузъ, привезли первыя извhстiя объ открытыхъ ими разныхъ странахъ въ Океанiи, жители которыхъ, питаясь исключительно одной растительной пищей, отличались необыкновенной силой и кротостью, стройностью и красотой тhла, то сразу никто имъ не повhрилъ, признавъ ихъ разсказы преувеличенными, тhмъ болhе, что позднhйшiе путешественники уже этого не подтвердили. Однако, оказывается, что тh и другiе одинаково были правы, такъ какъ именно европейская цивилизацiя привила имъ плотоядность, пьянство, а вслhдъ за тhмъ развратъ, разнузданность, а еще дальше - оспу, сифилисъ и цhлый рядъ другихъ болhзней, взявшихъ оттуда свое начало. Островъ Отаити, насчитывавшiй во время открытiя около 100 тысячъ человhкъ здороваго, красиваго и необыкновенно сильнаго, всегда благополучнаго населенiя, теперь едва насчитываетъ 9000 человhкъ, совершенно выродившихся и обнищавшихъ.

Среди выдающихся современныхъ вегетарiанцевъ укажу на Флотова, 60-ти с лишкомъ лhтъ, автора небольшого, но цhннаго труда: «Zur Begründung des Korn-Esserthums». Между прочимъ онъ пишетъ: «Когда я началъ питаться исключительно однимъ хлhбнымъ зерномъ, никогда я больше не потреблялъ какъ 250 г. (1/2 фунта) зерна, 100 г. орhховыхъ ядеръ и 1-2 фунта плодовъ. Только благодаря слишкомъ испорченнымъ зубамъ, вслhдствiе прежняго лhченiя, въ особенности ртутью, при уменьшенiи въ настоящее время порцiи зерна и плодовъ, я употребляю простую мучную вареную пищу. Но Шульцъ, смотритель почты въ Виблингенh, подъ Ульмомъ, куда меня перещеголялъ! Онъ питается только овощами и хлhбнымъ зерномъ, употребляя ежедневно: 160 г. (12 лот.) зерна, 40 г. воложскихъ орhховъ, 100 г. каштановъ и 550 г. яблоковъ - всего 1 3/4 ф. пищи, что стоитъ ему 30-40 пфениговъ (10-14 коп.). Какъ пhшеходъ, Шульцъ возбуждаетъ удивленiе. Ни одинъ всеядный не можетъ съ нимъ сравниться. Полковникъ Бусекъ въ Дармштадтh сдhлался рьянымъ вегетарiанцемъ, будучи уже 64-лhтнимъ старцемъ, и тоже удивляетъ своею воздержанностью. Всhхъ примhровъ и не перечтешь!»

«Ничто такъ не облегчаетъ, - продолжаетъ Флотовъ, - не дhлаетъ такъ удобнымъ, прiятнымъ и независимымъ положенiя путешественника, какъ райскiй образъ жизни. Находясь въ пути, поднявшись рано утромъ съ постели, послh крhпкаго сна при открытомъ окнh, окативъ себя съ головы до ногъ холодной водой, я отпиваю немножко свhжей воды и начинаю день горстью зерна. Если есть фрукты, я hмъ и нhсколько штукъ беру съ собою про запасъ, но и это не есть необходимость. Такъ я шагаю, отъ времени до времени подкрhпляясь горстью зерна, вплоть до самаго вечера. Тогда я скрашиваю себh немного какихъ-нибудь огородныхъ овощей: фасоли, гороху, рису, огурцовъ, моркови, картофеля или всего лучше сельдерей, которые, сваренные или приправленные прованскимъ масломъ и лимономъ, какъ салатъ, съhдаю за ужиномъ безъ соли и безъ всякихъ другихъ приправъ. Лимонъ идетъ ко всякой hдh и придаетъ ей особенный, освhжающiй вкусъ. Путешествую я безъ всякихъ узелковъ, безъ которыхъ могу обходиться цhлые мhсяцы. Въ сюртукh у меня большiе карманы, куда я кладу два мhшочка съ зерномъ, орhхами и фруктами, два носовыхъ платка, гребешокъ, записную книжку и карту. Чулокъ (Флотовъ ходитъ босой), ночныхъ рубахъ (спитъ без рубахи) и подштанниковъ не ношу. Рубаху стираю вечеромъ, и на утро она готова. Отъ холода и непогоды меня защищаетъ короткiй плащъ изъ мягкой верблюжьей шерсти, который въ жару ношу свернутый черезъ плечо».

Я (авторъ), какъ приверженецъ теорiи о шерстяной одеждh проф. Егера, собираясь въ путь, беру перемhну бhлья, пару валенокъ на всякiй случай, такъ какъ я тоже путешествую босой, длинную бурку, которая служитъ мнh вмhстh и одhяломъ. Вся моя одежда, верхняя и нижняя, кромh бурки, вhситъ не больше 4-хъ фунтовъ.

Не могу здhсь обойти молчанiемъ одинъ смhшной, но весьма поучительный случай. Д-ръ Вурмъ издалъ въ Штутгардh книжку подъ заглавiемъ: «Das Wasser als Hausfreund in desunden in Kranken Tagen» (Вода, какъ домашнiй другъ здороваго и больного). Судя по заголовку сочиненiя, д-ръ Вурмъ долженъ быть весьма передовой человhкъ. Въ этой книжкh ученый врачъ передаетъ весьма странныя вещи о вегетарiанствh: «Если бы люди стали жить по-вегетарiански, имъ пришлось бы поhдать громадное количество огородныхъ овощей, какъ, напримhръ, капусты или моркови 24 фунта за разъ, чтобы подкрhпить организмъ необходимымъ количествомъ питательныхъ единицъ. Пришлось бы hсть цhлый день, или они ослабли бы до такой степени, что еле могли бы передвигать ногами и т.п.» О, святая химiя! Таковы-то логическiе выводы науки о питанiи! На это извhстный уже читателю вегетарiанецъ Шульцъ возражаетъ ему въ № 12-мъ вегетарiанскаго журнала «Vegetarische Rundschau» за 1884 г.: «Если таково ваше мнhнiе, то я предлагаю вамъ или вмhсто васъ кому-нибудь другому изъ представителей плотоядныхъ пари въ 1000 марокъ, предназначенныхъ съ моей стороны для развитiя вегетарiанскаго дhла, и отправимся вмhстh въ путешествiе, сейчасъ, зимой или лhтомъ, пhшкомъ, на 10 дней, дhлая ежедневно по 6 географическихъ миль. Каждый изъ насъ нужный по его мнhнiю запасъ пищи на все время путешествiя, за исключенiемъ воды, долженъ имhть съ собой. Я обязуюсь не hсть въ теченiе дня больше (меньше, думаю, не возбраняется) 300 г. хлhбнаго зерна и 250 г. изюму или сушеныхъ ягодъ (фигъ), т.е. всего вмhстh одинъ фунтъ пищи, кромh воды. Увидимъ, какъ далеко вы уйдете со своими мясными консервами, ветчинами и колбасами, и кому скорhе измhнятъ силы. Кто первый устанетъ, тотъ проиграетъ». И вотъ съ тhхъ поръ прошло нhсколько лhтъ, и я не слышалъ, чтобы д-ръ Вурмъ или кто-нибудь изъ сторонниковъ мясоhдства вступалъ бы въ предложенное состязанiе. Видно, гораздо удобнhе и полезнhе въ покойномъ кабинетh создавать законы, оправдывающiе собственныя ошибки, для поблажки своимъ страстямъ, чhмъ добросовhстно служить истинh.

IV.

Краткiе выводы изъ предыдущихъ главъ.

А теперь постараюсь резюмировать вкратцh все то, о чемъ мы говорили въ предыдущихъ главахъ.

Природную человhческую пищу составляютъ плоды и спhлыя хлhбныя зерна въ томъ видh, въ какомъ ихъ создаетъ природа, т.е. въ сыромъ. Въ такомъ видh они крhпки и свhжи, здоровы, привлекательны, красивы, сладки и заманчиво пахнутъ. Эти особенности ихъ, при потребленiи ихъ въ пищу, передаются нашему тhлу. Крhпкая пища требуетъ сильнаго и вмhстh продолжительнаго пережевыванiя, усиленнаго пищеваренiя во рту; при усиленномъ дробленiи пищи зубами выдhляются обильные пищеварительные соки - основа всякаго здороваго пищеваренiя. Хорошее пережевыванiе во рту облегчаетъ работу желудка и кишокъ, которые, въ свою очередь, исправнhе довариваютъ. Крhпкая пища вызываетъ энергичное пищеваренiе и усвоиванiе, образуя здоровую и чистую кровь; крhпкiя ткани образуютъ крhпкiя кости, мускулы, нервы и мозгъ; крhпкiе нервы содhйствуютъ энергичной дhятельности всhхъ сосудовъ, жизненный импульсъ крhпнетъ во всемъ тhлh. При крhпкомъ мозгh родится сильная и здоровая мысль, а она, въ свою очередь, вызываетъ энергичную, здоровую и чистую дhятельность. Чистая дhятельность приноситъ человhку благо. Такая точно связь причинъ и слhдствiй присуща всякаго рода питанiю. «Человhкъ есть то, чhмъ онъ живетъ (питается)». Человhческое питанiе есть непремhнное условiе тhлеснаго и духовнаго здоровья.

Вышеизложенное «абсолютное» (сырое) вегетарiанство и вегетарiанство переходное (вареное) по существу не разнятся вовсе. Цhль одна и та же. Разница только лежитъ въ способh выполненiя. Вегетарiанство переходное то, что мы обыкновенно называемъ вегетарiанствомъ, пользуется огнемъ для приготовленiя разныхъ блюдъ, съ цhлью облегченiя постепеннаго перехода къ настоящей дiэтh. Для лицъ съ слабой волей нуженъ постепенный переходъ. Разница здhсь не столько качественная, сколько количественная. Всh положительныя достоинства вегетарiанства усиливаются при злако-плодоядности.

Много разъ уже задумывались надъ вопросомъ, отчего люди, несмотря на всякiя предостереженiя и убhжденiя, что наркотики, въ особенности спиртные напитки, какъ ядъ, производятъ самое вредное влiянiе, - отчего люди такъ страстно льнутъ къ нимъ? И отвhтъ весьма ясенъ. Первой причиной, какъ я уже замhтилъ, служатъ чрезмhрныя требованiя нашей жизни, вызываемыя нашей разстроенной нервной системой, а неудовлетворенiе этихъ потребностей вызываетъ употребленiе одурманивающихъ веществъ. Другой причиной слhдуетъ считать недостатокъ свhжаго живительнаго воздуха. Третья, еще важнhе, причина - это варенiе пищи вообще, а въ особенности неправильное варенiе у мясоhдныхъ. При варкh пищи лучшiя части преимущественно улетучиваются, о чемъ свидhтельствуетъ ароматъ, разливающiйся при варкh плодовъ, овощей и злаковъ; кромh того, при неправильной варкh, т.е. при сливанiи воды съ сваренныхъ овощей, въ которой растворились всh минеральныя соли желhза, магнезiи, извести, фосфорныя соединенiя и другiя, придающiя собою пищh надлежащiй вкусъ, что равнозначуще питательности и удобоваримости пищи, - такая варка, такъ сказать, обезпложиваетъ ее и дhлаетъ негодною для употребленiя. Такiя кушанья безвкусны, не насыщаютъ, потому что потеряли ту нhкоторую побуждающую, живительную силу, которая присуща имъ въ сыромъ видh; вслhдствiе этого-то люди и обращаются къ искусственнымъ возбуждающимъ средствамъ. Итакъ ослабhвающiе нервы подъ давленiемъ требованiй разгоряченной, суетливой жизни, при недостаткh воздуха и настоящей питательной пищи, требуютъ себh надлежащаго питанiя; не будучи въ состоянiи давать имъ этого, мы обманываемъ ихъ различными фальшивыми подкрhпленiями въ видh искусственныхъ возбуждающихъ средствъ, каковы: соль, сахаръ, спиртные напитки, чай, кофе, табакъ и пр.

Въ слhдующихъ главахъ я займусь критическимъ разборомъ всевозможныхъ пищеварительныхъ суррогатовъ, употребляемыхъ въ настоящее время людьми. Начну съ «возбуждающихъ».

V.

Возбуждающiя средства.

(Наркотики).

Мясо. Тhло умершаго или убитаго человhка мы называемъ трупомъ, точно такъ же тhло издохшаго животнаго. Тhло же убитаго быка деликатно зовемъ «говядиной». Къ чему это различiе? Такъ или иначе трупъ остается трупомъ; вhдь нhтъ никакой существенной разницы между трупомъ человhка и трупомъ животнаго. Какъ тотъ, такъ и другой подвержены послh смерти гнiенiю и разложенiю. Мы инстинктивно и вполнh естественно избhгаемъ труповъ, питаемъ къ нимъ непреодолимое отвращенiе. Трупъ же быка... съhдаемъ! Отъ трупа коровы, издохшей на дорогh, мы сторонимся; тотъ же трупъ, распяленный въ мясной лавкh, вовсе насъ не пугаетъ, а съ блюда мы уже уплетаемъ его съ величайшимъ наслажденiемъ и хоронимъ въ своей собственной утробh.

Съ наступленiемъ болhзни начинается медленное разложенiе тhла; съ наступленiемъ же смерти то же разложенiе идетъ быстро. Существуетъ законъ, по которому тhла существъ, лишенныхъ жизни, разлагаются на свои «минеральныя части, которыя предназначаются для питанiя растенiй, а тh въ свою очередь идутъ на поддержанiе жизни животныхъ и т.д. Въ живыхъ организмахъ постоянно происходит трата и обновленiе матерiи. Отжившiя ткани растворяются въ крови, которая удаляетъ ихъ посредствомъ легкихъ - дыханiемъ, кожи - потовыдhленiемъ, почекъ - мочевыдhленiемъ и кишокъ - въ экскрементахъ. Эти выдhленiя крайне вредны для здоровья. Выражаясь химически, они составляютъ физiологическiе алколоиды, природные продукты обратнаго метаморфоза, которые въ извhстной мhрh проникаютъ во всh почти ткани тhла. Въ случаh ихъ чрезмhрнаго накопленiя въ тhлh отъ непосильнаго труда, тревоги, страха, или вслhдствiе голода и жажды, когда увеличивается ихъ образованiе и уменьшается выдhленiе, - они отравляютъ все тhло и дhлаютъ его больнымъ. Алколоиды эти называются леукомаинами. Всякiя гнилостныя образованiя, въ особенности содержимое плохо переваривающаго кишечнаго канала, которое, оставаясь тамъ долго, въ видh ли газовъ, жидкостей, или тhлъ твердыхъ, переходитъ въ состоянiе гнiенiя, называются птомаинами. Эти гнилостные продукты, проходя изъ кишокъ желчными и лимфатическими проводами, заражаютъ кровь и вызываютъ болhзнь. Леукомаины бываютъ разные, смотря по качеству и росту тканей, изъ которыхъ они образуются, и тогда они носятъ названiя, ксанто-креатина, хрузо-креатина, амфи-креатина, псеудантина и пр. Эти научные термины, затемняющiе суть дhла, не имhютъ для насъ особеннаго значенiя; поэтому я буду ихъ избhгать. Ограничусь заявленiемъ, что продукты распада физiологическаго, образующiеся изъ непереваренной пищи, одинаково отравляютъ тhло.

Животныя, откармливаемыя на убой, мало двигаются, начинаютъ плохо переваривать; вмhсто здоровыхъ тканей образуются жиръ и кишечная гниль, и вслhдствiе недостатка движенiя удаленiе (физiологическое) этой гнили замедляется; она все болhе и болhе проникаетъ въ ткани тhла, такъ что, наконецъ, когда животное готово на убой, оно пропитано собственною гнилью или самоотравой, и слhдовательно, оно совсhмъ больное. Чтобы это замhтить, не надо быть вовсе физiологомъ Это намъ скажетъ обонянiе. Производитъ ли тучная свинья впечатлhнiе здороваго животнаго, не воняетъ ли она, будучи даже чисто вымытой? Такой же противный запахъ и отъ жирныхъ людей. У животныхъ, приведенныхъ на бойню, накопляется еще болhе гнили, а послh убоя начинается уже быстрый распадъ, который не въ качественномъ, а только въ количественномъ отношенiи отличается отъ разложенiя настоящей падали. Степные быки, томимые голодомъ и жаждою, охотничья дичь, преслhдуемая смертельной тревогой, содержатъ еще больше гнойнаго яда и потому разлагаются еще скорhе. Можно указать еще и другiя образованiя обратнаго метаморфоза, какъ мочевина, мочевая кислота, креатинъ и др.; затhмъ, не говоря уже о чахоточномъ ядh коровы, въ мясh находятся различные микроорганизмы, какъ трихины, зародыши глистовъ и т.п., которые размножаются въ нашемъ организмh и тканяхъ, и мы поймемъ, какой опасности подвергаемся, когда hдимъ мясо, - какими трупами питаемся, рискуя своимъ здоровьемъ и жизнью. Поэтому-то мы постоянно болhемъ; нашъ организмъ, обреченный на борьбу съ этими пагубными влiянiями, все болhе слабhетъ, и жизнь наша угасаетъ преждевременно.

Продукты распада, будучи для одного организма самоотравленiемъ, для другого являются еще болhе сильнымъ ядомъ. Гнилостная природа мяса, его способность быстро разлагаться, вмhстh съ содержащимися въ такъ называемомъ свhжемъ мясh гнилостными болhзнетворными веществами, дhлаетъ мясо крайне опасной пищей. Алкалоиды, раздражая нервы, возбуждаютъ въ нихъ усиленную дhятельность; отсюда минутное ощущенiе подкрhпленiя, какъ послh водки. Влiянiе водки и мяса на организмы, ни къ тому ни къ другому не привыкшiе, очень сходно: онh одуряютъ, опьяняютъ и, наконецъ, вызываютъ сонливость. «Всего вкуснhе бываетъ мясо коровы, - говоритъ профессоръ Троллъ, - которая болhла бугорчаткой; оно очень нhжно и имhетъ особенный, высоко цhнимый сладко-ароматическiй вкусъ, происходящiй отъ поджареннаго содержимаго нарывовъ и болячекъ, которые люди съ аппетитомъ высасываютъ». И это еще не все: какой хозяинъ продастъ на убой совсhмъ здоровую корову или быка, годнаго къ работh? Въ деревнh употребляютъ преимущественно мясо больныхъ животныхъ. Почему никто не hстъ мяса плотоядныхъ животныхъ? Потому что мясо плотоядныхъ отвратительно на вкусъ, что происходитъ отъ ихъ мясного корма. Коршуны, вороны, волки, лисицы и т.д. - это ходячiя мертвецкiя. Точно такъ же и мясо плотоядныхъ людей, пропитанное всякими отвратительными веществами, отличается непрiятнымъ запахомъ. Людоhды въ Африкh и на островh Суматрh говорятъ, что мясо ихъ сосhдей вегетарiанцевъ имhетъ прiятный вкусъ и запахъ, мясо же англiйскихъ матросовъ, которыхъ они при случаh съhдали, было горькое, невкусное, отдавало табакомъ, который матросы жуютъ въ большомъ количествh, и водкой, и портилось оно вообще очень скоро.

Мясо заражаетъ кровь, сообщаетъ ей гнилостный характеръ, сгущаетъ, разгорячаетъ ее, дhлаетъ, человhка лhнивымъ, нервнымъ, возбуждаетъ страсти и вообще вызываетъ болhзненное настроенiе. Это настроенiе совсhмъ похоже на настроенiе хищныхъ или плотоядныхъ животныхъ, всегда угрюмыхъ, злыхъ и яростныхъ; и это весьма понятно, такъ какъ здhсь существуетъ довольно полная аналогiя. Если плотоядные люди, кромh мяса, hдятъ и овощи, то это приноситъ имъ мало пользы, такъ как благодhтельное влiянiе овощей и фруктовъ уничтожается употребленiемъ возбуждающей пищи.

Плотоядныя животныя и люди, по мhрh употребленiя мясной пищи, прiобрhтаютъ непрiятный запахъ, а запахъ ихъ кала невыносимъ. Травоядныя имhютъ здоровый запахъ (лошади, коровы), и калъ ихъ ни для нихъ самихъ ни для другихъ не бываетъ противенъ. Мясо имhетъ особенное влiянiе на исчезновенiе потовыхъ железъ. Мясоядныя вовсе не потhютъ: еще никто не видалъ, чтобы собака или кошка потhли; люди, употребляющiе мясо, потhютъ меньше, чhмъ вегетарiанцы, и потому они болhе склонны къ заболhванiю.

До какой степени мясо, и возбуждающiе напитки заражаютъ кровь, достаточно убhдили насъ послhднiя войны: франко-русская и русско-турецкая. У русскихъ и нhмецкихъ солдатъ раны съ трудомъ заживали, между тhмъ какъ такiя же раны у турецкихъ и туркменскихъ солдатъ, питающихся почти исключительно растительною пищею и не употребляющихъ другихъ напитковъ, кромh воды, заживали замhчательно быстро. Раны, смертельныя для европейцевъ, для нихъ оказывались вполнh излhчимыми.

Если бы существовало мясо, свободное отъ гнилостнаго разложенiя, то, не принимая уже во вниманiе нравственных мотивовъ, оно было бы возможной пищей по стольку, по скольку оно есть продуктъ растительной пищи. Потребляя поэтому мясо, мы потребляли бы, собственно говоря, растенiя; но такое разсужденiа несостоятельно. Эти растенiя, однажды уже переваренныя, усвоенныя, утилизированныя, теряютъ то значенiе, какое имhетъ свhжая растительная пища.

«Но вhдь мясо питательно, - говорятъ медики, - незачhмъ, значитъ, и разсуждать много». Посмотримъ, какого они сами мнhнiя объ этой питательности. По новhйшимъ изслhдованiямъ извhстнаго доктора Лемана, которые онъ производилъ надъ собою лично, и по опытамъ врачей Лавеса и Жильберта, произведенными надъ животными, оказалось, что количество мочевины, заключающееся, въ мочh, находятся въ прямомъ соотношенiи съ количествомъ поглощенныхъ бhлковъ. Леманъ утверждаетъ, что 5/6 бhлковины, находящейся въ мясной пищh, проходитъ въ мочу въ видh мочевины. Когда онъ потреблялъ ежедневно но 30 г. бhлковины, то 25 г. ея онъ находилъ въ мочh, слhдовательно только 1/6 шла на питанiе тhла. И это еще сомнительно, какъ показываетъ послhднiй споръ профессора Фойта съ Зеегеномъ ("Studien ůber Stoffwechsel im Thier Körper". Berlin. 1887 г.). Мясная пища увеличиваетъ въ крови количество фибрина. А этотъ элементъ присутствуетъ въ крови при всhхъ воспалительныхъ болhзняхъ въ большомъ количествh. При ревматизмh, напр., по мнhнiю Лемана, на 1000 частей крови приходится 10 частей фибрина, при воспаленiи легкихъ - 6-9 частей, при обыкновенномъ же состоянiи здоровья - на 1000-3.

Мясо и другiя возбуждающiя вещества разгорячаютъ и потому уже вредны. Въ состоянiи возбужденiя или какого-нибудь аффекта организмъ не перевариваетъ и ничего не усвоиваетъ. Пища выходитъ не переваренная и, несмотря на чувство сытости, силъ не прибавляется. Для правильнаго пищеваренiя и усвоиванiя необходимо нервное равновhсiе. Вышеописанные опыты объясняютъ отчасти, почему почти всh плотоядные люди, проживъ лhтъ 30, страдаютъ перерожденiемъ почекъ. Употребляя мясо и возбуждающiе напитки, мы обременяемъ почки непосильной работой: онh должны переработать 5/6 мяса въ мочевину, чтобы спасти организмъ. Употребляя умhренно разные горячительные напитки, мы еще больше способствуемъ разслабленiю и вырожденiю почекъ, а затhмъ появляются ревматизмы, водянки и т.п.

Однимъ мясомъ никто не въ состоянiи питаться и одну недhлю. Производили опыты надъ здоровыми солдатами: нhсколькихъ изъ нихъ кормили лучшей свhжей говядиной, но исключительно одной говядиной. Двое заболhли уже на третiй день, а у остальныхъ послh 4-хъ дней сдhлалось сильнhйшее разстройство желудка, потомъ воспаленiе, такъ что надо было скорhе спасти ихъ растительной дiэтой, иначе они бы умерли... Съ растительной пищей совсhмъ другое дhло. Вообще мясо сообщаетъ крови свое гнильное свойство, дhлаетъ людей апатичными, лhнивыми, вслhдствiе чего у нихъ является позывъ къ другимъ возбуждающимъ средствамъ, которыя въ свою очередь разгорячаютъ кровь, развиваютъ страсти и дикость нравовъ. Если вмhстh съ растительной пищей давать лошадямъ мясо, то онh становятся дики и неукротимы. Сырое мясо болhе возбуждаетъ, чhмъ вареное. Англичане употребляютъ мясо почти сырое и потому дурное влiянiе мяса на нихъ очевиднhе, чhмъ на другихъ народахъ. Такое одичанiе въ духовной жизни, вызываемое мясомъ, развиваетъ въ нихъ надменность, неспособность объективнаго пониманiя и другiя дурныя наклонности, принижающiя характеръ. Теорiя борьбы за существованiе - homo homini lupus - возникла благодаря мясу.

Объ убиванiи животныхъ, употребленiи ихъ труповъ въ пищу съ точки зрhнiя нравственной я не буду здhсь говорить. Но замhчу, что придетъ время, когда люди также будутъ содрогаться при мысли объ употребленiи мясной пищи, какъ теперь содрогаются при мысли объ употребленiи въ пищу человhческаго мяса.

Водка, пиво, вино, медъ. Важнhйшей составной частью этихъ возбуждающихъ напитковъ есть алкоголь, которому они и обязаны своей распространенностью. Алкоголь даже и наукой признанъ врагомъ органической жизни - ядомъ. Водка и наливки всhхъ сортовъ и названiй заключаютъ въ себh 45-60 % алкоголя, пиво 2-6 %, вино 8-12 %, a медъ 6-10 %.

Сторонники спиртныхъ напитковъ говорятъ, что они питаютъ и согрhваютъ. Посмотримъ, на чемъ основанъ этотъ самообманъ. Если спиртъ увеличиваетъ температуру тhла[9], то съ другой стороны онъ вызываетъ большее улетучиванiе этой теплоты, и послhднее превышаетъ; результатомъ этого является пониженiе температуры, что уже доказано тысячами термометрическихъ измhренiй. Усиленное улетучиванiе теплоты происходитъ слhдующимъ образомъ. Спиртъ вызываетъ расширенiе кровеносныхъ сосудовъ въ кожh, вслhдствiе чего большее количество теплой крови проходитъ черезъ холодную поверхность, и такимъ образомъ больше теплоты выходитъ наружу. Расширенiе сосудовъ объясняется такъ.

Въ стhнкахъ сосудовъ помhщаются мелкiя кольцевидныя мышцы, которыя постоянно находятся въ дhятельномъ сокращенiи. Это состоянiе сжимаемости зависитъ отъ извhстныхъ нервныхъ тканей, проникающихъ къ этимъ кольцевиднымъ мышцамъ и имhющихъ одинъ общiй центръ въ мозгу. Алкоголь парализуетъ этотъ центръ, нервный импульсъ прекращается, кольцевидныя мышцы слабhютъ, сосуды расширяются, и кровь приливаетъ къ кожh, что обнаруживается ея краснотой. Краснота лица послh вина, которую мы объясняемъ какъ послhдствiе возбужденiя, есть не что иное, какъ слhдствiе разслабленiя (парализацiи).

Мы говоримъ, что спиртъ согрhваетъ во время холода. Это ощущенiе теплоты - обманъ; мы чувствуемъ только большiй приливъ крови къ поверхности, а на самомъ дhлh температура крови понижается. Этотъ обманъ чувства происходитъ, быть-можетъ, отъ ослабленiя мозговыхъ центровъ, которые служатъ проводниками ощущенiя холода.

Вообще доказано, что всh послhдствiя употребленiя спирта, которыя мы обыкновенно называемъ возбужденiемъ, суть не что иное, какъ проявленiе разслабленiя (парализацiи). Пьяница въ концh концовъ умираетъ отъ чрезмhрнаго пониженiя температуры тhла. Обезсиленiе сопровождается психическими явленiями. Прежде всего ослабляется ясное сужденiе и критическая способность, вслhдствiе чего начинаетъ уже преобладать жизнь чувственная, освобожденная отъ узъ критики: человhкъ становится откровеннымъ, словоохотливымъ, беззаботнымъ и отважнымъ, потому что онъ не видит уже ясно опасности.

Одуряющее влiянiе спирта проявляется главнымъ образомъ въ томъ, что оно заглушаетъ всh чувства заботъ и самыхъ ужасныхъ душевныхъ страданiй. Этимъ и объясняется веселое настроенiе пьянствующей компанiи. Спиртные напитки вовсе не вызываютъ ясныхъ сужденiй: это - предразсудокъ; возбужденiе есть только начало умственнаго разслабленiя; по мhрh пониженiя самокритики, развивается чувство себялюбiя. Къ проявленiямъ обезсиливанiя надо отнести тоже обманъ чувства утомленiя, который обыкновенно называемъ возбужденiем, подъемомъ силъ. Убhжденiе, что спиртъ подкрhпляетъ утомленнаго, побуждаетъ его къ новымъ трудамъ, есть глубоко укоренившiйся предразсудокъ. Чувство утомленiя есть предохранительный клапанъ нашего организма. Кто заглушаетъ это чувство, тот уподобляется человhку, который насильно закрываетъ клапанъ котла, чтобы разогрhть его сверхъ мhры, хотя бы подъ страхомъ разрыва.

Совершенная безполезность и даже вредъ самыхъ небольшихъ прiемовъ спирта доказаны лучше, чhмъ научными доводами, тhми многочисленными опытами, которые были произведены въ войскахъ; эти опыты убhдили, что солдаты во всhхъ климатахъ, въ жару, въ морозы и въ непогоду переносятъ легче всh неудобства самыхъ тяжелыхъ походовъ тогда, когда имъ вовсе не даютъ спиртныхъ напитковъ.

Спиртъ заглушаетъ тоже одно изъ мучительнhйшихъ чувствъ - чувство скуки. Скука, такъ же какъ и утомленiе, является нhкоторымъ регуляторомъ дhятельности нашего организма. Какъ утомленiе заставляетъ насъ искать отдыха, такъ скука, напротивъ, заставляетъ искать труда, безъ котораго наши мускулы и нервы слабhютъ и приходятъ въ разстройство, и человhкъ рискуетъ перестать быть здоровымъ. Если мы не устраняемъ скуки какимъ бы то ни было трудомъ, то она все больше и больше усиливается и, наконецъ, доходитъ до невыносимаго состоянiя. Интересно прослhдить, къ какимъ отчаяннымъ средствамъ прибhгаютъ лhнивые и пошлые люди, чтобы избhжать скуки безъ собственныхъ усилiй. Они постоянно шатаются по гостямъ, мhняютъ одно мhсто на другое, отъ одного развлеченiя переходятъ къ другому. Но всh эти лавированiя были бы напрасны, люди были бы, наконецъ, вынуждены изощрять свой мозгъ и направить свои мускулы къ какому-нибудь труду, если бы не было одурманивающихъ веществъ. Спиртные напитки освобождаютъ ихъ легко отъ этой давящей скуки. Пьяницы никогда не сознаютъ своей пошлости и пустоты. Къ нимъ не приходитъ сознанiе. Нhтъ у нихъ никакихъ желанiй, имъ не нужны идеалы, у нихъ есть средство прiятнаго самоодурhнiя. Нhтъ ничего пагубнhе для развитiя человhка, ничто въ такой степени не подрываетъ и не уничтожаетъ всего, что есть въ немъ лучшаго, и ничто такъ вhрно не убиваетъ энергiи, какъ систематическое заглушенiе скуки спиртными напитками. Въ этомъ отношенiи пиво, можетъ-быть, еще вреднhе водки.

Въ пользу слабыхъ спиртныхъ напитковъ, какъ пиво, вино и медъ, говорятъ, что они способствуютъ пищеваренiю. На самомъ же дhлh намъ извhстно, что это неправда, и это подтверждается многочисленными опытами какъ надъ людьми, такъ и надъ животными. Доказано, что даже небольшiе прiемы спирта уже задерживаютъ и мhшаютъ пищеваренiю. Влiянiе спирта на органы пищеваренiя слhдующее: онъ измhняетъ химическiй составъ пепсина и пищеварительнаго желудочнаго сока; при постоянномъ употребленiи онъ производитъ сначала легкое, а потомъ хроническое воспаленiе слизистой оболочки и катаръ желудка и кишокъ. Спиртъ способствуетъ расширенiю печени и производитъ воспаленiе, вслhдствiе чего начинается расширенiе, сокращенiе и отвердhнiе ея. Также пагубно дhйствуетъ спиртъ и на другiе органы: на сердце, легкiя, почки, кровь, глаза, мозгъ и его оболочки, на всю нервную систему и на всh ткани въ отдhльности. Извhстно, что спиртъ есть источникъ многихъ болhзней, что ни одинъ органъ не остается не поврежденнымъ имъ. Англiйскiе врачи доказываютъ, что половина болhзней происходитъ отъ употребленiя спирта, и почти всh доктора уже соглашаются въ томъ, что на самомъ дhлh много болhзней возникаетъ благодаря ему, а именно: болhзни нервныя, начиная съ легкаго раздраженiя и до крайняго бhшенства; и кромh того, эти болhзни въ высшей степени наслhдственны. Оказалось, напримhръ, что изъ 300 дhтей идiотовъ - 145, у которыхъ родители были закоренhлыми пьяницами.

Точно такъ же извhстно отношенiе пьянства къ преступленiямъ, 70 % преступленiй въ Берлинh приписываютъ спирту, въ Англiи же отъ 75-80 %. Далhе извhстно, что въ большей части цивилизованныхъ странъ 20-40 % сумасшедшихъ мужского пола обязаны своей ужасной судьбой спирту.

Между семьями, обреченными на жизнь за счетъ общественной филантропiи въ Англiи, 75 % впало въ нищету благодаря пьянству главы семейства; въ Женевh и въ Парижh 80 %, а въ Германiи даже 90 %. Эта ужасная нищета представится яснhе, когда вмhсто процентныхъ чиселъ возьмемъ безотносительныя. «Въ Соединенныхъ Штатахъ, сообщаетъ министръ Эверетъ, употребленiе спиртныхъ напитковъ обошлось за 1860-1870 гг. въ 3,000,000 долларовъ, испортило 300,000 человhческихъ жизней, заставило 100,000 дhтей воспитываться въ прiютахъ; 150,000 человhкъ привело въ тюрьмы и рабочiе дома, было причиной 2,000 самоубiйствъ, принесло 10 миллiоновъ долларовъ потери отъ поджоговъ и преступленiй и, наконецъ, обрекло на нищету 20,000 вдовъ и миллiонъ сиротъ». Это происходитъ въ Америкh, гдh всh должны скрывать употребленiе спиртныхъ напитковъ, такъ какъ общественное мнhнiе осуждаетъ это строго, гдh нhтъ и скамеекъ въ кабакахъ. Что же происходитъ въ тhхъ странахъ, гдh употребленiе спиртныхъ напитковъ считается обществомъ мало предосудительнымъ? И не забывайте, что приведенныя выше цыфры составляютъ только небольшую часть того, что въ дhйствительности дhлается подъ влiянiемъ спирта; и кромh того, влiянiе спиртныхъ напитковъ, употребляемыхъ въ небольшихъ количествахъ и приносящихъ хотя и менhе замhтный, но едва ли не большiй вредъ, не принималось нами въ расчетъ. А въ повседневной жизни сколько слезъ, страданiй, болhзней, мученiй, сколько безнравственности приноситъ спиртъ какъ потребителямъ его, такъ и лицамъ, имъ близкимъ; какъ онъ подрываетъ в физическiя и нравственныя силы. Это одинаково относится какъ къ отдhльнымъ личностямъ, такъ и къ цhлымъ семьямъ и даже обществамъ; однимъ словомъ, спиртъ бываетъ причиной личныхъ и соцiальныхъ бhдъ. Спиртъ пагубнhе мяса; онъ принижаетъ человhка, дhлаетъ его неспособнымъ къ труду, равнодушнымъ къ окружающей жизни и природh. Спиртъ же убиваетъ въ людяхъ желанiе высшихъ радостей. Тяжело плетется пьяница къ ближайшему кабаку, располагается тамъ и прилипаетъ къ лавкh какъ смола. Спиртъ притупляетъ въ человhкh всh способности, и самыя чистыя, возвышенныя радости жизни становятся для него недоступными, - въ немъ гаснутъ всh лучшiя чувства.

Всh усилiя уничтожить пьянство будутъ до тhхъ поръ безплодны, пока причины его не будутъ устранены. Причины же эти слhдующiя:

1) Изнуряющiй, лихорадочный образъ жизни вообще.

2) Привычка питаться мясомъ.

3) Платье, мало проницаемое и потому задерживающее правильный притокъ крови къ кожh и выдhленiе пота.

Это принуждаетъ вызывать искусственно большой приливъ крови. Такое искусственное средство есть водка и острыя пикантныя приправы.

4) Невhрный способъ приготовленiя пищи, благодаря которому пища теряетъ свойственную ей питательность.

5) Недостатокъ свhжаго воздуха днемъ и тhмъ болhе ночью, когда мы спимъ при закрытыхъ окнахъ.

Всh эти причины могутъ быть сведены въ одной общей - неправильному питанiю.

Лицо пьяницы теряетъ разумное выраженiе. У кутилъ скоро исчезаютъ благородныя черты лица и замhняются нахальнымъ выраженiемъ. Половина всhхъ мужчинъ въ Германiи обезображена такъ называемымъ умhреннымъ потребленiемъ пива. Хотя у насъ и въ малой части не употребляютъ столько пива и такъ систематически, какъ въ Германiи, все-таки его употребленiе на ряду съ другими вредными напитками, какъ водка, вино, чай, кофе, приноситъ намъ не менhе вреда. Источникомъ нашихъ недостатковъ предпрiимчивости и твердости, нашей безпомощности можно считать наркотики: спиртный, табачный, и другiя вредныя привычки.

О другихъ вредныхъ составныхъ частяхъ спиртныхъ напитковъ не стану уже говорить, точно такъ же и о поддhлкахъ еще болhе вредными отравами; замhчу только, что нехорошо очищенный спиртъ заключаетъ въ себh извhстное эфирное (сивушное) масло (oleum solani), ужасно отвратительное и еще болhе вредное, чhмъ спиртъ. Объ одномъ родh фальсификацiи водки стоитъ упомянуть ради предостереженiя. Въ западныхъ губернiяхъ кабатчики разбавляютъ водку водой и для остроты подмhшиваютъ перецъ, керосинъ и квасцы. Эти подмhси особенно вредно дhйствуютъ на пьющихъ: они лишаются необходимhйшаго - зубовъ, которые чернhютъ, крошатся, гнiютъ и выпадаютъ. Надо полагать, что такой напитокъ производитъ такое же влiянiе и на костныя ткани вообще, т.е. вызываетъ обhднhнiе въ костяхъ извести.

Квасъ - обыкновенный и яблочный - отличается тhми же особенностями, что и спиртные напитки; сверхъ того заключаетъ еще въ себh уксусную кислоту; эта послhдняя способствуетъ расширенiю желудка, что въ случаяхъ частаго употребленiя вызываетъ даже смерть.

Кофе, чай, какао и шоколадъ. Всh эти наркотики заключаютъ въ себh однородные алколоиды - опасный ядъ. Этотъ ядъ въ кофе называется кофеиномъ, въ чаh - теиномъ, а въ зернахъ какао - теоброминомъ. Кромh того, они заключаютъ въ себh нhкоторыя эфирныя масла, по вредности не уступающiя алколоидамъ. Одуряющiя свойства кофе и чая ставятъ ихъ на ряду со спиртными напитками. Въ нихъ нhтъ никакихъ питательныхъ частей; дубильная кислота, заключающаяся въ нихъ, мhшаетъ переваривать бhлковину пищи. Говорятъ, что кофе питаетъ; это мнhнiе ошибочно, такъ какъ питательность его зависитъ отъ сливокъ или молока. Всh эти наркотики со временемъ ослабляютъ пищеварительную способность. Влiянiе ихъ на нервы и на кровь (безсонница, сердцебiенiе, раздражительность, лихорадочное состоянiе) извhстно всhмъ. Китайцы - и тh не вполнh одобряютъ чай: они замhтили, что отъ употребленiя его слабhютъ силы мужчинъ, что и у насъ очевидно замhчено на многихъ. Одинъ изъ калифовъ, убhдившись во вредныхъ свойствахъ кофе, запретилъ употреблять его во всемъ государствh, но, какъ видно, безуспhшно. Въ одномъ отношенiи арабы болhе осторожны, чhмъ мы: они варятъ кофе въ небольшихъ открытыхъ горшкахъ, чтобы вышелъ изъ него «злой духъ». Д-ръ Гвимараэсъ въ Рiо-Жанейро производилъ очень точные опыты надъ кофе. Онъ обрекъ нhсколькихъ собакъ на голодную смерть; однhхъ онъ поилъ исключительно однимъ кофе, другихъ - водою. Первыя теряли ежедневно почти вдвое противъ послhднихъ. Слhдовательно влiянiе кофе похоже на влiянiе бульона, который не только не питаетъ, но усиливаетъ потребность питанiя. Собаки, которыхъ кормили бульономъ, дохли скорhе тhхъ, которыя ничего не hли. Изъ трехъ этихъ напитковъ какао менhе всhхъ вредно, тоже и шоколадъ безъ ванили и мало подслащенный, такъ какъ онъ со держитъ теоброминъ въ небольшомъ количествh, и притомъ въ немъ заключается много питательныхъ частей.

Опiумъ, гашишъ, морфiй - все это ядовито-одурманивающiя вещества, послhдствiя которыхъ весьма схожи съ предыдущими. Сначала они возбуждаютъ до горячечнаго состоянiя, затhмъ приводятъ къ одурhнiю и притупленiю и, наконецъ, къ полному безсилiю, гораздо худшему, можетъ-быть, по физическимъ и моральнымъ послhдствiямъ, чhмъ подъ влiянiемъ спиртныхъ напитковъ. Но такъ какъ эти средства въ маломъ употребленiи у насъ, то подробности я опускаю.

Табакъ. Табакъ, такъ же какъ и другiя одурманивающiя вещества, содержитъ въ себh ядовитыя части, а именно синильную кислоту, аммiакъ, окись углерода и особенный сильно ядовитый алколоидъ, называемый никотиномъ. Никотинъ содержится въ листьяхъ, сhменахъ, сокh и въ дымh табака. Однако, новhйшiя изслhдованiя показываютъ, что никотинъ не есть единственный и самый сильный ядъ, дhлающiй табакъ столь вреднымъ. Во-первыхъ, одинъ уже дымъ скверно влiяетъ на человhческiй организмъ, засоряя ткани, особенно въ легкихъ; во-вторыхъ, заключающiйся въ немъ ядъ - креозотъ - усиливаетъ этотъ вредъ. Важнhе всего то, что въ табакh заключаются еще и другiя по существу своему неизвhстныя летучiя вещества, которыя играютъ главную роль въ отравленiи человhческаго организма и въ зараженiи крови. Замhчено, что такое отравленiе проявляется всего сильнhе у лицъ, курящихъ табакъ, который заключаетъ въ себh менhе всего никотина, т.е. гаванскiя сигары. Табакъ другихъ странъ, въ особенности европейскiй, заключающiй гораздо больше никотина, безвреднhе вышеупомянутыхъ. Самое пагубное влiянiе на здоровье оказываютъ тh изъ гаванскихъ сигаръ, которыя издаютъ всего больше аромата, т.е. самыя дорогiя. Отсюда можно вывести прямое заключенiе, что именно этотъ ароматъ и есть самый вредный. О степени отравленiя табакомъ и его проявленiяхъ достаточно обширныя свhдhнiя собралъ докторъ Таваргеръ и высказалъ ихъ на съhздh врачей въ Вhнh. Самыя видимыя проявленiя - это нарушенiе правильности кровообращенiя и дhятельности пищеварительныхъ органовъ. Самымъ обыкновеннымъ проявленiемъ бываетъ сердцебiенiе, которое часто при воздержанiи отъ куренiя проходитъ, но иногда и остается: Если, несмотря на это предостереженiе природы, продолжаютъ курить, тогда наступаетъ разслабленiе сердца, одышка (asthma cordiale) и даже бываютъ случаи удушья. Врачъ при изслhдованiи или ничего не находитъ или находитъ хроническое воспаленiе сердца или его ожирhнiе. Больной страдаетъ отсутствiемъ аппетита, жалуется на боль подъ ложечкой и на полноту въ желудкh; тоже на запоръ и на поносъ поперемhнно. Раздраженiе нервной системы проявляется въ безсонницахъ и обморокахъ. Кромh того, дhлается еще общее ожирhнiе въ томъ случаh, если больной былъ невоздерженъ въ употребленiи спиртныхъ напитковъ и въ hдh. Французскiе врачи замhтили, что постоянно курящiе погибаютъ отъ болhзней сердца, а именно отъ ожирhнiя или отъ паралича, и отъ нервныхъ болhзней, преимущественно спинного мозга. Психiатры Гисленъ и Ажанъ чрезмhрному куренiю приписываютъ общую безтолковщину современнаго прогресса. Бо двадцать лhтъ тому назадъ представилъ французской академiи наукъ результаты своихъ изслhдованiй, изъ которыхъ видно. что самая ужасная изъ всhхъ болhзней сердца - angina pectoralis - въ большинствh случаевъ есть прямое послhдствiе куренiя.

Для полной характеристики привычки куренiя послушаемъ, что говоритъ Альфонсъ Карръ. «Заглянемъ въ прошлое, - говоритъ онъ: - лhтъ 300 назадъ, когда посолъ Никотъ привезъ во Францiю первые образчики табака, чтобы поднести ихъ Екатеринh Медичи. Представимъ себh, что онъ исхлопоталъ для себя аудiенцiю y тогдашняго кардинала iоанна Лотарингскаго, которому доложено было слhдующее:

- Monseigneur! Финансы государства разстроены. Позвольте предложить вамъ новый налогъ, который, никому не будучи въ тягость и не вызывая ни малhйшихъ жалобъ, принесетъ государству около 100 миллiоновъ. Это будетъ косвенный налогъ, къ которому никто не будетъ принуждаемъ, однако почти всh примутъ въ немъ участiе.

- Готовъ васъ слушать, - сказалъ бы кардиналъ.

- Мой планъ, Monseigneur, таковъ, чтобы оставить за государствомъ исключительное право продажи зелья, которое, обращенное въ порошокъ, можно нюхать или жевать, можно также его курить и вдыхать дымъ.

«Если бы кардиналъ выслушалъ это довольно спокойно, то вhроятно отвhтилъ бы:

- Ароматъ этого зелья превосходитъ, надо полагать, запахъ амбры и розы?

- Нельзя сказать... пахнетъ довольно скверно.

- Тогда это, можетъ-быть, кaкoе-нибудь радикальное средство, панацея, лhкарство какое-нибудь, предохраняющее человhка отъ всевозможныхъ болhзней и смерти?

- Нисколько, - сказалъ бы посолъ: - кто привыкнетъ постоянно нюхать это зелье, тотъ ослабляетъ свою память и обонянiе, испытываетъ головокруженiя, можетъ даже ослhпнуть и подвергнуться удару. Кто его жуетъ, тотъ прiобрhтаетъ смрадное дыханiе и ужасныя боли въ желудкh. Курящiй его испытываетъ при первыхъ же опытахъ боль въ сердцh, тошноту, головокруженiе, колики и часто потhетъ. Съ теченiемъ времени такъ привыкаютъ къ табаку, что эти страданiя появляются только изрhдка, и то тогда, когда табакъ попадается слишкомъ крhпкiй или скверный, или же курящiй былъ въ нерасположенiи курить натощакъ. Работники, приготовляющiе это зелье, худhютъ, блhднhютъ, испытываютъ колики рвоту, головныя боли, головокруженiе, подергиванiе мышцъ, острыя и продолжительныя болhзни легкихъ и...

- Да это зелье - ядъ! - воскликнулъ бы кардиналъ, не дослушавъ окончанiя проекта.

- Совершенно справедливо, monseigneur, - отвhтилъ бы посолъ: - оно содержитъ въ себh одинъ изъ сильнhйшихъ ядовъ.

- Какъ?! и вы думаете меня убhдить, что найдутся глупцы, которые захотятъ это зелье курить и впихивать себh въ носъ, платя намъ за это деньги?

- A то какъ же; придетъ время, когда такихъ дураковъ наберется больше 30 миллiоновъ».

Кардиналъ, безъ сомнhнiя, велhлъ бы выпроводить этого человhка или же помhстить его въ домъ умалишенныхъ. Но на этотъ разъ кардиналъ жестоко бы ошибся. Слова посла сбылись. Одни французы выкуриваютъ, нюхаютъ и жуютъ табаку болhе 28 миллiоновъ килограммъ въ годъ. Въ Германiи же на одного человhка приходится табаку втрое больше, чhмъ во Францiи!

Главу о возбуждающихъ средствахъ закончу нhкоторыми частными указанiями. Я уже говорилъ, что употребленiе наркотиковъ влiяетъ на уменьшенiе силъ y мужчинъ, такое же влiянiе оказываютъ они и на женщинъ. Въ Мюнхенh половина матерей не способна выкармливать грудныхъ дhтей, благодаря обильному употребленiю пива, которое способствуетъ атрофированiю молочныхъ железъ. Проф. Ранке говоритъ: «Трудно представить большую противоположность, какъ напр. гречанка, которая, питаясь преимущественно однhми только маслинами, сама кормитъ грудныхъ ребятъ, и зажиточная, здоровая крестьянка нашихъ окрестностей (Баварiя), которая не въ состоянiи выкормить своего ребенка». Проф. Боллингеръ говоритъ: «Если только 20 % матерей не можетъ выкормить грудью ребенка, то это уже роковымъ образомъ свидhтельствуетъ о вырожденiи». Нигдh болhзни сердца такъ не распространены, какъ въ Мюнхенh, a въ Берлинh случаи помhшательства отъ пьянства (delirium tremens) y бывшихъ на излhченiи въ «Charité» увеличались въ промежутокъ 1880-86 гг. съ 325 до 702. Завhдующiй этой лhчебницей Спинола утверждаетъ, что это происходитъ отъ возрастающаго употребленiя тяжелаго баварскаго пива. Общество страхованiя жизни въ Англiи Sceptre-Life-Association и другiя, на основанiи неопровержимыхъ цыфръ, пришли къ тому выводу, что, отказавшись отъ употребленiя всhхъ напитковъ, за исключенiемъ воды, мы несомнhнно повлiяли бы на продленiе человhческой жизни. Въ своихъ таблицахъ вhроятности они совсhмъ отдhлили употребляющихъ всевозможные напитки отъ тhхъ, которые принадлежатъ къ какому-нибудь обществу трезвости или при записи обhщались не употреблять никакихъ напитковъ, кромh воды. По расчету оказалось въ живыхъ въ 1884 г.: первыхъ - 22 %, а вторыхъ - 54 %. Завhдующiй «Обществомъ взаимнаго страхованiя жизни» въ Нью-Йоркh, д-ръ Вальтеръ Гилетъ, говоритъ, что 20-лhтнiе члены общества «воздержанiя» могутъ разсчитывать на продленiе жизни среднимъ числомъ 44,2 года, не воздрживающiеся же - всего 15,6. Пьяницы не принимались въ расчетъ.

Во времена римскихъ цезарей (Нума Помпилiй) мужъ имhлъ право развестись съ женой, если замhтилъ, что жена напилась виномъ. Строго запрещалось гражданамъ до тридцатилhтняго возраста употреблять вино. И тогда Римъ былъ могучъ и долго оставался такимъ. Когда же укоренились пьянство и обжорство, народъ измельчалъ и упалъ; и однако древнiй мiръ совсhмъ еще не зналъ прянныхъ кореньевъ, водки, пива, кофе, чаю, ни минеральныхъ лhкарствъ, ни привитаго яду (оспы). Каково же тогда выглядимъ мы въ сравненiи съ этимъ упавшимъ народомъ? Жалкое подобiе человhческое. Если бы не древнiя изваянiя, мы бы не имhли настоящаго понятiя о томъ, какъ долженъ быть сложенъ человhкъ. Не говоря уже о внутреннемъ вырожденiи, приглядимся внимательно, каковы мы по внhшнему виду. Посмотрите черты лица какъ y мужчинъ, такъ и y женщинъ, - какъ онh уродливы! На тонкихъ или опухшихъ ногахъ какъ мhшокъ или дыня повисъ животъ, y одного рыхлая полнота, y другого морщинистая кожа еле прикрываетъ острый скелетъ; цвhтъ лица грязно-желтый или сизо-красный, глаза мутные, носъ всегда свернутъ въ сторону, припухшiй; запекшiяся губы, изо рта противный запахъ, жалкая растительность на головh, лицо въ морщинахъ уже въ школьномъ возрастh; вмhсто прiятной, радостной улыбки на лицh какая-то неопредhленная гримаса, полное отсутствiе свhжести, - ничего, что бы обнаруживало въ немъ силу воли. A ротъ? Это какая-то вонючая пропасть, огражденная остатками желтыхъ или зеленовато-красныхъ гнiющихъ клыковъ, именуемыхъ зубами!

Безъ носа никто не отважился бы явиться межъ людей; всякiй знаетъ, что этотъ недостатокъ противенъ, что онъ оскорбляетъ самое невзыскательное эстетическое чувство. Знаютъ всh, что этотъ недостатокъ есть послhдствiе дурныхъ болhзней, въ которыхъ мы сами повинны, пренебрегая законами природы - разумомъ. Весьма ясно, что ему стыдно. Плhшь, потеря зубовъ, ожирhнiе - все это также послhдствiя безразсудной жизни, неразумныхъ злоупотребленiй или достойнаго стыда невhдhнiя.

Вся отвhтственность за изуродованныхъ и страдающихъ дhтей лежитъ всецhло на ихъ родителяхъ. Эта отвhтственность, о которой древнiе физiологи говорятъ, что «грhхи родителей переходятъ на дhтей въ третьемъ и четвертомъ поколhнiи (атавизмъ)», должна предостерегать и напоминать родителямъ, чтобы передать своему потомству только добродhтели, здоровье, красоту духа и тhла. Только исполненiе этихъ обязанностей можетъ принести любовь дhтей и признателность общества; любовь заслуживается, а не называется требованiемъ. Невhдhнiе есть величайшее бhдствiе; сознательное же нарушенiе законовъ жизни есть грhхъ, приводящiй къ крайнему физическому и нравственному паденiю.

Удивительно, что люди, работая такъ усиленно надъ собственнымъ физическимъ паденiемъ, одновременно изощряютъ свой умъ надъ выращиванiемъ красивыхъ и полезныхъ породъ лошадей, рослыхъ коровъ, быковъ, овецъ, собакъ и другихъ полезныхъ животныхъ и цhли своей достигаютъ вполнh. Надъ выращиванiемъ же сильной, красивой и здоровой расы людей никто еще не работалъ. Отчего это? - Оттого, что общество погрязло въ своемъ превратномъ образh жизни и радо заставить другихъ думать за себя, въ особенности врачей. Между тhмъ эти послhднiе избрали такой путь, что скорhе можно сказать работаютъ надъ окончательнымъ вырожденiемъ человhчества и усиленно подготовляютъ его погибель. Послhдствiя врачеванiя должны открыть глаза обществу, и оно само должно взять дhло своего оздоровленiя въ свои руки. Тогда только можно ожидать тhхъ же результатовъ, которыхъ достигла культура домашнихъ животныхъ.

При такой организованной системh истощенiя тhла, остатковъ силъ, здоровья, послhднихъ умственныхъ и тhлесныхъ способностей, можно только удивляться этой громадной, неистощимой силh нашей первичной природы, которая въ каждомъ новомъ поколhнiи снова, почти вполнh возрождается, и тhмъ самымъ даетъ намъ утhшительное доказательство, что и полное возрожденiе возможно, стоитъ только вернуться къ вhковымъ законамъ нашей заботливой природы.

VI.

Приправы.

О различныхъ пряностяхъ, какъ простой и турецкiй перецъ, лавровый листъ, мускатный орhхъ, корица, ваниль и т.д., слhдуетъ сказать, что онh дороги, для приготовленiя пищи не нужны и, подобно наркотикамъ, вредны для здоровья. Тогда какъ наркотики прежде всего дhйствуютъ на нервы, острыя пряности еще болhе сильно дhйствуютъ на слизистую оболочку пищевого пути. Дhйствуя раздражающимъ образомъ, онh вызываютъ притокъ крови, вслhдствiе чего кажется, будто онh возбуждаютъ аппетитъ. При долгомъ употребленiи ихъ наступаетъ воспалительное состоянiе слизистыхъ оболочекъ, a затhмъ катаръ желудка и кишокъ. Вмhстh съ тhмъ отъ нихъ такъ же горячится кровь, такъ же отравляется весь организмъ, какъ и отъ наркотическихъ веществъ. Особенное влiянiе имhютъ пряности на половое настроенiе; быстро возбуждая его, онh вызываютъ половыя излишества, которыя оканчиваются обыкновенно скоро наступающимъ общимъ истощенiемъ; пряности отнимаютъ сонъ, разгорячаютъ кровь, возбуждаютъ страсти и впослhдствiи производятъ общее зараженiе крови.

Сахаръ и медъ. Обыкновенный сахаръ есть продуктъ искусственный: онъ получается изъ сахарнаго тростника, свеклы и сорго и, какъ выдhленный изъ органическаго соединенiя растенiй и слишкомъ сгущенный, теряетъ свои питательныя свойства. Доказательствомъ этого служатъ дурныя послhдствiя употребленiя его, весьма близкiя къ влiянiю пряностей. Сахаръ всего больше вызываетъ обильныя кислоты въ желудкh. Употребляемый въ небольшомъ количествh, онъ дhйствуетъ какъ пряности, притупляетъ вкусъ, раздражаетъ желудокъ и вызываетъ чрезмhрное выдhленiе соковъ. И такъ какъ сахаръ употребляется болhе всего въ повседневной пищh, то онъ и дhйствуетъ больше на общее болhзненное состоянiе, чhмъ другiя приправы. Сахаръ раздражаетъ, дhлаетъ человhка вялымъ, тяжелымъ. Какъ приправу, сахаръ надо положительно откинуть. Плоды и овощи въ природномъ своемъ видh содержатъ столько сахару, сколько намъ нужно. На сахарныхъ заводахъ для искусственной бhлизны сахаръ окрашиваютъ ультрамариномъ, и оттого онъ содержитъ въ себh ядовитыя свойства этой краски. Еще болhе раздражающимъ веществомъ надо считать медъ, благодаря содержимому воску и сильно дhйствующимъ эфирнымъ масламъ.

Уксусъ. Уксусъ вслhдствiе своихъ раздражающихъ свойствъ принадлежитъ къ возбуждающимъ. Заключающаяся въ немъ уксусная кислота, какъ и всh искусственныя кислоты, такъ же какъ и природныя кислоты, заключающiяся въ незрhлыхъ фруктахъ, вредно влiяетъ на кровь, разрушая въ ней основное красное вещество, такъ называемый гемоглобинъ. По мнhнiю Молешота, въ молокh матерей, употребляющихъ много искусственныхъ кислотъ, пузырьки, заключающiе въ себh жиръ, становятся рhже. Надо полагать, что кислоты слишкомъ проникаютъ въ весь организмъ, производя въ немъ ущербъ, какъ и другiе подобные продукты, негодные для питанiя. Вмhсто уксуса слhдуетъ употреблять кислыя яблоки, помидоры, лимонъ или щавель.

Соль. Соль есть болhе или менhе вредное возбуждающее средство. Соль не усвоивается нашимъ организмомъ и при обыкновенныхъ условiяхъ выдhляется изъ него въ такомъ же видh, какъ и поступаетъ. Какъ я уже сказалъ, распространенiе и употребленiе соли явилось послhдствiемъ варенiя, въ особенности неправильнаго варенiя пищи. Кушанья, разваренныя до мягкости, теряютъ свои природныя, въ особенности возбуждающiя и способствующiя пищеваренiю части и вслhдствiе этого требуютъ искусственно-возбуждающей приправы, иначе они были бы приторны, безвкусны. Къ сырой, природной пищh человhка соли никто не прибавляетъ. Есть многiя племена, вовсе не употребляющiя соли, и нhкоторые люди сознательно отказавшiеся отъ нея. Благодаря этому и тh и другiе пользуются отличнымъ здоровьемъ. Соль всегда заключается въ растенiяхъ и необходима для нашего организма; но для этой цhли пригодна только организованная соль, содержащаяся въ органическомъ соединенiи съ другими растительными веществами. И эту соль въ достаточномъ количествh даютъ намъ хлhбныя зерна, не говоря уже о многихъ овощахъ.

Правда, химiя не открыла еще разницы между солями минеральными и растительными, но доказательствомъ того, что между этими солями есть существенная разница, не говоря уже о ихъ происхожденiи и составh, служитъ то обстоятельство, что минеральныя соли кристаллизуются въ шестигранныя фигуры, a растительныя въ восьмигранныя.

Постоянное, хотя бы умhренное употребленiе соли есть одна изъ главныхъ причинъ малокровiя и ожирhнiя. Соль такъ же дhйствуетъ на живую ткань, какъ при соленiи впрокъ на мертвую: она впитывается въ ткани тhла, какъ изъ ткани, такъ и изъ крови вытhсняетъ разные элементы, между ними важнhйшiя кровообразовательныя части желhза и натрiя, которые выходятъ въ видh выдhленiй; недостатокъ же этихъ элементовъ въ крови вызываетъ вышеупомянутыя болhзни. Теперь понятно, отчего наши поколhнiя такъ малокровны и страдаютъ блhдной немочью. Употребленiе соли влечетъ за собою и еще другiя послhдствiя. Минеральная соль, содержащаяся въ тканяхъ, впитываетъ изъ крови воду, вызываетъ сильную жажду, за удовлетворенiемъ которой появляется водянистая опухоль клhтокъ и тhла. За недостаткомъ основныхъ частей въ крови, при избыткh воды, является склонность къ ожирhнiю. Полнота же тhла не есть выраженiе силы, a наоборотъ - разслабленiя, часто несмотря даже на румяный цвhтъ лица; полнота чаще всего сопровождается малокровiемъ. Сыпь по лицу, воспаленiе глазъ, опухоль миндалевидныхъ железъ, краснота носа, бородавки, боль ушей, гнiенiе зубовъ, ослабленiе десенъ, страданiя почекъ, недомоганiя желудка и прямой кишки, боли въ мочевомъ пузырh, геморрой, камень въ мочевомъ пузырh и многiя другiя болhзни суть послhдствiя употребленiя минеральной соли[10]. Вредныя послhдствiя соли, какъ приправы, я думаю, достаточно выяснились. Необыкновенную выносливость къ жаждh y нумидiйцевъ (теперь арабовъ) Салюстiй приписываетъ воздержанiю ихъ отъ соли.

VII.

Молоко и яйца.

Хотя молоко и яйца заключаютъ въ себh безспорно весьма цhнныя питательныя части (которыя и указаны мною въ приложенной здhсь химической таблицh пищевыхъ продуктовъ), но все-таки по многимъ основательнымъ причинамъ ихъ нельзя причислить къ пищевымъ веществамъ человhческаго питанiя. Основанiя эти слhдующiя:

1. Прежде всего они произведенiя отъ животныхъ, а потому природой намъ не указаны. Намъ положительно извhстно, что мiръ растительный опредhленъ для питанiя мiра животнаго. Молоко коровы природная пища для теленка; ослиное для осленка; кобылье для жеребенка, но не для волка или человhка.

2. Молоко въ томъ видh, въ какомъ мы его употребляемъ, есть продуктъ болhзненный; въ дикомъ состоянiи, когда теленокъ выучится питаться своей природной пищей - растительной, молочныя железы y матки перестаютъ вырабатывать молоко, вымя сжимается, и животное снова всю свою силу обращаетъ на собственное питанiе. Дальнhйшее вырабатыванiе молока, большое отвислое вымя, все это такъ же искусственно, какъ громадныя печенки y гусей, откормленныхъ на страсбургскiе пироги; человhкъ самъ многихъ животныхъ осуждаетъ на болhзненный ростъ и развитiе.

3. Больная скотина постоянно находится въ болhе или менhе горячечномъ состоянiи. Эту особенность коровы передаютъ своему молоку. Отъ постояннаго употребленiя молока является обильное выдhленiе мокротъ. Хотя молоко и скоро упитываетъ, но не сообщаетъ тhлу упругости, a вызываетъ опухоль. Дhти, обильно питаемыя молокомъ, распухаютъ, a родителямъ кажется, что они хорошо питаются. Когда уже послh желудокъ отказывается переваривать молоко, и вслhдствiе такого плохого пищеваренiя y дhтей выступаетъ по тhлу короста, - родители не могутъ объяснить себh этого.

4. Яйцо, какъ зародышевая форма животнаго, есть пищевой продуктъ, близкiй къ мясу. Въ послhднее время въ научныхъ кружкахъ явилось убhжденiе, что ни одинъ человhкъ не перевариваетъ бhлка въ яйцh, и что желудокъ выдhляетъ его въ нетронутомъ видh или же въ видh мочи. Дальнhйшiя изслhдованiя показали, что собаки, кормленныя исключительно яйцами, въ теченiе извhстнаго времени издыхали.

Употребленiе молока и яицъ вызываетъ наклонность къ пищевой неумhренности. Все, что такъ отягчаетъ нашъ желудокъ: различныя пирожныя, кремы, сладкiя блюда и проч., - все это приготовляется обязательно на молокh, на яйцахъ и на маслh; все это обманываетъ нашъ вкусъ кажущейся вкусностью, a на самомъ дhлh безусловно вредно для здоровья. Кромh сахара, во всhхъ этихъ печенiяхъ вредно масло, которое въ этомъ случаh отчасти перерабатывается въ ядовитыя масляныя кислоты.

Сыры. Изъ всhхъ сыровъ менhе всего вредны малосоленые польскiе сыры, приправленные нhсколько тминомъ. Всh же другiе сыры, разные швейцарскiе, честерскiе, голландскiе, - всh они ядовиты, потому что представляютъ изъ себя продуктъ разложенiя, вещество гнилостнаго характера.

Сметана и сливки. Сливки всегда надо смотрhть, не подправлены ли онh мукой, крахмаломъ, известью, a сметана должна быть свhжая и не особенно кислая.

Масло. Коровье масло, которое хотя сколько-нибудь пахнетъ, не годится къ употребленiю и всегда вредно, потому что оно уже содержитъ въ себh масляныя кислоты и продукты распада. Годное для кухни масло должно имhть прiятный запахъ. Лучшее масло сбивается изъ сладкихъ сливокъ, тогда оно имhетъ миндальный запахъ. На кухнh коровье масло можетъ быть замhнено свhжими растительными маслами, напримhръ: маковымъ, подсолнечнымъ, орhховымъ, прованскимъ и другими. Но лучше всего не употреблять въ пищу никакого масла; употребленiе масла вызвано вообще удаленiемъ отъ природнаго питанiя. Различныя печенiя требуютъ ужасно много масла. Къ черному и бhлому хлhбу обыкновеннаго печенiя необходимо только сырое масло. Вегетарiанскiй хлhбъ вовсе не нуждается въ маслh, сырое зерно совсhмъ невозможно hсть съ какимъ бы то ни было масломъ, даже растительнымъ, хотя очень хорошо hсть зерно съ орhхами. То же самое и овощи. Чhмъ искусственнhе блюдо приготовляется изъ нихъ, тhмъ больше оно требуетъ въ приправу масла, иначе оно будетъ не вкусно. Однимъ словомъ, можно сказать, что провhркой пригодности для питанiя даннаго блюда будетъ служитъ извhстная потребность къ подкрашиванiю его жирами.

Безъ жировъ очень легко можно бы было обойтись, и это было бы большимъ успhхомъ въ нашемъ питанiи. Блюда, приготовленныя безъ примhси жира, не только здоровhе, но и вкуснhе, такъ какъ мы получаемъ чистый вкусъ растительной пищи, который поглощается жирами. Стручковые, напримhръ, въ этомъ случаh варятся до мягкости, затhмъ солятъ немножко, для вкуса прибавляютъ что-нибудь изъ огорода, немножко картофеля и зеленой петрушки.

Всhхъ родовъ капусту надо сначала только обварить немного кипяткомъ, a потомъ уже, посоливъ немножко, тушить, для густоты подправить сырымъ тертымъ картофелемъ и мукой. Молодую зелень, какъ-то: всякiя стручковыя, морковь, рhпу, слhдуетъ тушить въ небольшомъ количествh воды, посолить, подправить для густоты мукой, обсыпать петрушкой. Тоже всякiе супы съ крупой и овощами варятся съ небольшой примhсью соли, безъ жировъ; для густоты подбавляется немного муки и картофеля, a для вкуса - мелкой зеленой петрушки.

Первые опыты могутъ выйти недостаточно удачны, но потомъ прiобрhтается опытность. Макъ, самъ по себh питательный и содержащiй въ себh много жировъ, можетъ съ большой пользой итти къ разнымъ кушаньямъ, замhняя собою жиры.

Жиры неудобоваримы (о животныхъ жирахъ: маргаринh, олеомаргаринh, о скверномъ маслh, и говорить нечего), не питательны и для приращенiя клhтокъ негодны. Всh роды жировъ сами по себh всегда болhе или менhе вредны, если они не представляютъ составной части растенiя и не смhшиваются съ выдhленiями железъ. Замhчено, что млечный сокъ въ крови, образующiйся отъ употребленiя жирной пищи, - мутный и засоренный, происходящiй же отъ пищи, свободной отъ жировъ, - чистый.

Содержание коровъ. Если бы матери посовhтовали взять кормилицу, постоянно пребывающую въ темномъ, сыромъ, полнымъ духоты и вони помhщенiи, которая постоянно валялась бы въ берлогh изъ собственнаго кала, пропитанная собственнымъ ядомъ и испаренiями своихъ гнiющихъ экскрементовъ, она бы не только съ омерзhнiемъ отказалась, но навhрное усомнилась бы въ здравомъ умh предлагающаго. И все это насъ нисколько не отталкиваетъ въ нашихъ кормилицахъ коровахъ, ужъ не говоря о томъ, что для физiологически созрhвшихъ, со всhми прорhзавшимися зубами людей, кормилицы совершенно излишни. Скотина для своего развитiя и здоровья нуждается въ свhтh, воздухh, движенiи и въ природномъ (не въ искусственномъ, какъ барда, жмыхи, свекловичные выжимки) кормh, какъ и другiя животныя и человhкъ. Хорошо извhстно, что всякая органическая жизнь развивается и существуетъ благополучно только подъ влiянiемъ солнечнаго свhта. Поэтому до нhкоторой степени здоровое молоко будутъ давать только коровы, содержимыя въ свhтлыхъ, сухихъ, чистыхъ, хорошо вентилируемыхъ, какъ человhческое жилье, помhщенiяхъ, при средней температурh 12-15 °R., причемъ надо наблюдать, чтобы скотина ежедневно чистилась щеткой и ежедневно находилась хотя нhсколько часовъ на свhжемъ воздухh и въ движенiи. (Въ виду этого можно себh вообразить, кaкoе должно быть молоко въ городскихъ молочныхъ). Вода для водопоя и мытья посуды должна быть безусловно чиста, посуда для доенiя и храненiя молочныхъ скоповъ и помhщенiя для нихъ должны держаться въ образцовомъ порядкh; въ этомъ отношенiи не можетъ быть преувеличенiя. Кто не можетъ отказать себh въ молокh, долженъ получать его при надлежащихъ условiяхъ чистоты.

VIII.

О пищеваренiи.

Прежде чhмъ перейти къ вареному вегетарiанству, я еще разъ долженъ вернуться къ вопросамъ пищеваренiя. Ясныя понятiя объ этомъ предметh составляютъ еще большую рhдкость даже среди физiологовъ, и потому я еще разъ попытаюсь вкратцh повторить все сказанное по этому поводу, стараясь восполнить при этомъ пробhлы.

Пищеваренiе во рту. Полость рта заключаетъ въ себh извhстное количество железъ, обильно выдhляющихъ слюну, въ чемъ легко можетъ убhдиться голодный, когда y него при видh пищи такъ обильно «текутъ слюни», что онъ долженъ ихъ глотать. При нормальныхъ условiяхъ железы эти выдhляютъ въ день слюны приблизительно 1 бутылку. Слюна - это тh пищеварительные соки, которые не растворяемыя въ водh, a слhдовательно и въ крови, крахмалистыя части пищи превращаютъ въ солодъ или растворимый сахаръ, годный для усвоенiя, т.е. для обновленiя организма. Въ томъ, что слюна обращаетъ крахмальныя вещества въ сахаръ, легко убhдиться, когда пережевываешь несоленый и не подслащенный вегетарiанскiй хлhбъ; сначала вы не получаете вкусовыхъ ощущенiй, но по мhрh обработки его слюной онъ становится все слаще и вкуснhе. Слhдовательно, если мы надлежащимъ образомъ не обрабатываемъ слюной во рту мучныхъ блюдъ (а вhдь они составляютъ 3/4, того, что мы съhдаемъ), то они въ сыромъ видh, негодномъ для усвоенiя, поступаютъ въ желудокъ, a оттуда въ кишечный каналъ, гдh только отчасти эта работа восполняется помощью отдhленiй тонкихъ кишокъ. Самъ желудокъ и кишечный каналъ мучныхъ частей не перевариваютъ. Мучная пища, недостаточно переваренная во рту, не только не идетъ впрокъ, но еще обременяетъ пищеварительные органы излишнимъ трудомъ удаленiя безполезнаго бремени. Тhмъ самымъ мы отнимаемъ y желудка и кишокъ силу, которая нужна имъ, для собственной работы; обремененные трудомъ, они сами начинаютъ плохо дhйствовать. Все это мы можемъ наблюдать на беззубыхъ, хотя бы и молодыхъ людяхъ. Они постоянно страдаютъ желудкомъ. Эти непереваренныя мучныя части вмhстh съ другими пищевыми продуктами попадаютъ въ кровь, и это чаще всего бываетъ причиной появленiя разнообразныхъ болhзней, вызванныхъ неправильнымъ кровообращенiемъ и засоренiемъ крови. Теперь легко понять, какой ущербъ приносимъ мы себh, недостаточно или вовсе не пережевывая, не переваривая надлежащимъ образомъ пищи во рту. Это обстоятельство объясняетъ намъ тоже, отчего мы такъ охотно hдимъ жирную пищу, отчего ее hдятъ больше всего люди съ испорченными зубами или привыкшiе hсть съ нервной, горячечной поспhшностью. Въ правильной жизни организмъ человhка самъ себh приготовляетъ необходимые для него жиры изъ надлежащимъ образомъ переваренной муки.

Нhтъ сомнhнiя, что пищеваренiе во рту во всhхъ отношенiяхъ должно считаться «основнымъ». Надлежащимъ образомъ переваривать во рту можно пережевывая, a энергично жуется только твердая пища. Зная объ этомъ, природа доставляетъ намъ пищу исключительно въ твердомъ видh. Это обстоятельство мы должны имhть въ виду, когда варимъ себh пищу. Когда мы заставляемъ себя тщательно пережевывать пищу, то, хотя при нашихъ испорченныхъ зубахъ это сначала достигается съ трудомъ, мы постепенно усвоиваемъ себh эту привычку; при пережевыванiи зерна испорченные зубы, равнымъ образомъ десна и челюстныя мускулы, постепенно упражняясь, прiобрhтаютъ силу; иногда случается, что зубы заново вырастаютъ, a дыры въ нихъ зарастаютъ. У кого нhтъ совсhмъ зубовъ, тотъ можетъ вмhсто твердой сырой пищи употреблять разныя мучныя блюда, въ родh клецокъ и др., которыя можно долго и отлично жевать однhми только деснами и какъ слhдуетъ переваривать во рту.

У людей, страдающихъ несваренiемъ, вообще истощенныхъ, пищеварительные соки тоже слабы и недостаточны по своему составу. Такiе люди должны, хотя очень осторожно, переходить къ иному образу жизни, чтобы исправить кровь и пищеварительные соки. Для нихъ это единственный путь къ спасенiю. И начинать имъ надо непремhнно съ жеванiя зерна и другихъ твердыхъ яствъ. Сначала это будетъ нhсколько мучительно, потому что жевательные мускулы совсhмъ отвыкли отъ работы; не будетъ и вкусно, потому что слюна вырабатывается не въ достаточномъ количествh и не можетъ справиться съ мучнистыми частями. Но со временемъ наступитъ реакцiя. Пережеванная пища будетъ лучше перевариваться, дастъ лучшую кровь и лимфу, которыя въ свою очередь произведутъ лучшiе и питательные соки, и въ томъ числh слюну. Болhе сильная и обильная слюна все энергичнhе начинаетъ переваривать и такимъ образомъ организмъ постепенно возрождается.

Теперь можно себh представить, насколько несостоятельно мнhнiе врачей, которые въ болhзняхъ пищеварительныхъ органовъ недостающiе пищеварительные соки стараются замhнить искусственными. Нa пищеваренiе во рту они не обращаютъ вовсе вниманiя и, не стараясь исправить слабое выдhленiе пепсина и желудочныхъ кислотъ, но замhняя эти продукты выжимками изъ труповъ и минералами[11], способные будто бы замhнить настоящiе, заставляютъ больныхъ принимать ихъ, пытаясь этимъ путемъ исправить плохое пищеваренiе. По мнhнiю этихъ врачей, зубы и слюнныя железы оказываются излишними, и человhкъ можетъ легко обойтись безъ собственнаго пепсина и желудочныхъ кислотъ.

Зубы. Поразительное явленiе представляетъ наше культурное человhчество, поголовно страдающее зубною болью вслhдствiе испорченности зубовъ. Это прямое послhдствiе неестественности нашего питанiя и жизни вообще; въ особенности же прiема пищи въ горячемъ видh. Народы, не употребляющiе горячихъ напитковъ, принимающiе пищу только въ охлажденномъ или сыромъ видh, какъ турки, арабы, негры, всh имhютъ прекрасные бhлые зубы. То же самое можно замhтить и y животныхъ. Рабочiй и молочный скотъ, откармливаемый теплой пищей, отварами, варенымъ картофелемъ съ пареной трухой постепенно теряетъ зубы. Навhрное многiе замhтили и то, что верхнiе зубы портятся скорhе нижнихъ. Это происходитъ оттого, что мы, положивъ горячiй кусокъ въ ротъ, для охлажденiя поворачиваемъ его языкомъ и невольно прижимаемъ его къ небу и къ верхнимъ зубамъ, мимо которыхъ мы втягиваемъ и выпускаемъ охлаждающiй воздухъ. Это быстрое нагрhванiе и охлажденiе зубовъ вызываетъ микроскопическiя трещины на зубной эмали, которыя при частомъ, постоянномъ повторенiи все больше и больше увеличиваются. Различныя hдкiя жидкости, проникая въ эти трещинки, все больше и больше способствуютъ разрушенiю зубовъ. Порча зубовъ изнутри происходитъ отъ общаго засоренiя соковъ нашего тhла.

Мнhнiе физiологовъ, что обновленiе совершается во всемъ организмh, за исключенiемъ однихъ зубовъ, совершенно ошибочно. Къ зубамъ такъ же доходятъ нервы и кровеносные сосуды, какъ и вездh къ остальнымъ частямъ тhла, за исключенiемъ только роговыхъ тканей. Новhйшiя наблюденiя, произведенныя среди вегетарiанствующихъ, показали, что зубы обновляются при благопрiятныхъ условiяхъ, при питанiи стручковыми, хлhбными зернами и др., заключающими въ себh въ большомъ количествh известь и фосфорныя соединенiя, изъ которыхъ образуются зубы[12]. Бываютъ даже случаи, что вырастаютъ третьи зубы. Никому не совhтую испорченныя зубы пломбировать золотомъ или другимъ металломъ. Лучше всего очистить и цементировать дупло, a въ случаh порчи возобновлять цементъ. Этотъ совhтъ я могу преподать всhмъ страдающимъ зубами, какъ результатъ 24-хъ лhтнихъ наблюденiй.

Теплота пищи. Природа не создаетъ теплой пищи; температура естественной пищи всегда средняя - прiятно прохладная. Пища, температура которой выше 30 °R., т.е. нормальной температуры крови, - вредна. Соприкасающiяся съ такой пищей ткани слабhютъ, какъ это всhмъ извhстно. Пища, принятая въ холодномъ видh, вызываетъ большой приливъ крови въ слизистыхъ оболочкахъ, a тhмъ самымъ болhе обильное выдhленiе пищеварительныхъ соковъ. Холодная пища согрhваетъ желудокъ, а теплая охлаждаетъ. Скотъ, кормленный теплой пищей, имhетъ такiя слабыя кишки, что онh совсhмъ не годятся для начинки колбасъ, такъ какъ лопаются, и колбасники неохотно берутъ ихъ. У людей, употребляющихъ горячую пищу, точно такъ же ослабhваютъ органы питанiя. Дикiя животныя, не знающiя совсhмъ теплой пищи, отлично сохраняютъ силу своихъ тканей и цhлость зубовъ до самой смерти. Слишкомъ холодная пища (ниже 8 °R.), такъ же вредна, какъ и горячая. Дhйствiе холода на организмъ подобно дhйствiю жара, и раны, произведенныя обмораживанiемъ, очень похожи на раны обжоговъ.

Не hсть вмhстh сырого и варенаго. При нашей привычкh къ вареной пищh, оставленной намъ въ наслhдство столькими поколhнiями, слабые пищеварительные соки легче справляются съ такой пищей, чhмъ съ сырой, требующей болhе энергичныхъ пищеварительныхъ соковъ. Отъ этого, когда мы принимаемъ вмhстh вареную и сырую пищу, то пищеварительные соки справляются только или преимущественно съ вареной, a сырую оставляютъ или же совсhмъ не переваренной или только недоваренной, и она въ лучшемъ случаh въ такомъ же видh удаляется изъ желудка или остается въ немъ, вызывая различныя болhзненныя явленiя. Существуетъ общее распространенное мнhнiе, что орhхи - пища неудобоваримая. Но это заблужденiе. Въ сущности даже слабый желудокъ хорошо перевариваетъ ихъ, если только мы hдимъ одни орhхи или же вмhстh съ другими, но сырыми продуктами. Если ихъ hсть при переполненномъ уже желудкh, какъ это обыкновенно бываетъ, тогда, понятно, онъ не можетъ ихъ переварить, - тутъ не виноваты орhхи, a наше неумhнiе питаться.

Никогда не слhдуетъ hсть и пить въ одно время. Когда мы пьемъ и hдимъ въ одно время, желудокъ наполняется жидкостью и выходитъ нhчто подобное тому, что бываетъ при hдh варенаго и сырого вмhстh. Прежде всего жидкость мhшаетъ пищh надлежащимъ образомъ пропитываться пищеварительными соками, отнимая y нихъ мhсто. Желудокъ, прежде чhмъ приступить къ пищеваренiю, долженъ справиться съ жидкостью, поглотивъ ее. Такимъ образомъ не только задерживается пищеваренiе, но, сверхъ того, желудокъ расходуетъ много лишнихъ силъ въ ущербъ пищеваренiю. Кромh того, желудокъ не всасываетъ всей воды, которою пропитывается пища, оттого пищеварительные соки не проникаютъ надлежащимъ образомъ въ пищу, и оттого она не переваривается и не усвоивается какъ слhдуетъ. Кромh того, выдhлившiеся уже пищеварительные соки разжижаются поступающими въ желудокъ жидкостями и вслhдствiе этого теряютъ свою силу. Пить поэтому слhдуетъ или за 1/2 часа до hды или черезъ 2-3 часа послh hды.

Вода. Настоящiй естественный и единственный напитокъ для всего органическаго мiра есть вода, чистая, ничhмъ, - ни химически ни механически, - не загрязненная. Самая лучшая - это вода родниковая. Есть вода смhшанная съ разными веществами, которыя она растворяетъ, проходя по различнымъ пластамъ, при своемъ подземномъ теченiи. Такой воды ни одно животное не тронетъ, a растенiя избhгаютъ или погибаютъ въ ней. Такую воду природа отмhтила отвратительнымъ запахомъ, какъ бы указывая этимъ животнымъ, что она вредна. Животныя слhдуютъ указанiямъ природы, люди же въ этомъ дурномъ запахh и вкусh видятъ лhчебныя свойства. Врачи велятъ ихъ пить отъ разныхъ болhзней. Они вhдь знаютъ лучше глупой природы, они всегда и вездh должны исправлять ее, вмhсто того, чтобы самимъ исправиться и учиться отъ нея. Если тому или другому больному помогли тh или другiя минеральныя воды, такъ это не есть дhйствiе воды, но привольная жизнь на свhжемъ воздухh, временное устраненiе отъ вредныхъ привычекъ и т.п. внhшнiя условiя, въ большинствh случаевъ связанныя съ употребленiемъ минеральныхъ водъ; не вслhдствiе, a именно несмотря на употребленiе этихъ загрязненныхъ водъ люди поправляютъ свое здоровье. Если бы минеральныя воды были необходимы человhку, то природа сдhлала бы ихъ такъ же распространенными по всему земному шару, какъ распространена свhжая и чистая ключевая вода, необходимая для животнаго мiра.

Разнообразiе пищи. Потребность частой перемhны пищи даетъ себя чувствовать особенно при вареной дiэтh. При сыромъ же питанiи эта перемhна сообразуется съ временами года. При вареной дiэтh съ большимъ трудомъ переносится однообразiе пищи, - пища быстро прihдается. То, чего организмъ нашъ не находитъ въ вареной пищh, что y него отнято варенiемъ, онъ старается наверстать пищевымъ разнообразiемъ, что въ свою очередь вызываетъ чувство отвращенiя къ одной и пристрастiе къ другой пищh и т.д. Насиловать свой организмъ одной пищей не слhдуетъ, - такой пищи онъ не перевариваетъ. Въ этомъ кроется одна изъ серiознhйшихъ причинъ, по которымъ населенiе, питающееся почти исключительно картофелемъ (см. отдhлъ «овесъ»), такъ много употребляютъ соли и селедокъ и такъ сильно пристращиваются къ спиртнымъ напиткамъ. Этотъ неважный пищевой продуктъ скоро пресыщаетъ организмъ; тогда люди, желая прiучить свой организмъ къ противной пищh, прибhгаютъ къ возбуждающимъ острымъ напиткамъ. Инстинктъ и законъ природы однозначащи, одинъ только инстинктъ и можетъ указать намъ, чего и сколько должны мы hсть.

Каждый изъ насъ по опыту знаетъ, какая пища идетъ ему на пользу и которая вредна. Указателемъ въ распознаванiи полезности пищи будетъ служить намъ наше обонянiе. Всh съhдобные овощи и фрукты дhйствуютъ прiятно на наше обонянiе, всh же ядовитыя, какъ волчья ягода, белена, пасленъ и др., имhютъ скверный запахъ. Часто больному не приходятся по вкусу различныя блюда, которыя въ здоровомъ состоянiи онъ любилъ, теперь же они раздражаютъ его обонянiе, хотя, понятно, одинъ прiятный запахъ не рhшаетъ еще окончательно вопроса о съhдобности и полезности даннаго продукта (напримhръ, цвhты прекрасно пахнутъ, a hсть ихъ нельзя), но отталкивающiй непрiятный запахъ есть вhрный признакъ его негодности.

Наравнh съ обонянiемъ чувство вкуса даетъ безошибочное указанiе, какую и сколько пищи должны мы употреблять. Въ тотъ моментъ, когда организмъ нашъ насыщенъ извhстными пищевыми частями, вкусъ, производимый ими, перестаетъ быть прiятнымъ. Если, не обращая вниманiя на это предостереженiе, будемъ продолжать hсть это кушанье, тогда наступаетъ замедленiе пищеваренiя, и даже полное несваренiе, и происходитъ это не потому, чтобы это зависhло непремhнно отъ пресыщенiя, a просто отъ того, что данная пища прihлась, - другую пищу мы могли бы принять еще безъ вреда, даже съ пользой для тhла.

Ни себя ни гостей, a тhмъ болhе дhтей, не слhдуетъ принуждать къ какой-нибудь особенной пищh. Съ физiологической точки зрhнiя, это - просто неразумно, a какъ гостепрiимство - это дурная привычка. Само собою разумhется, что все, что на столh, поставлено для hды.

Постъ. Выраженiе это для такъ называемыхъ «образованныхъ» людей и врачей совсhмъ непонятно. Въ старину физiологи имhли о постh правильное понятiе. Теперь постъ считается либо религiознымъ предразсудкомъ, либо аскетическимъ «умерщвленiемъ плоти».

Правда, постъ требуетъ нhкотораго самоотречеиiя, но уже первые опыты утверждаютъ насъ, какое благотворное влiянiе производитъ онъ на силы и здоровье не только тhхъ, которые живутъ въ праздности и роскоши, но и всhхъ вообще, вплоть до крестьянина и чернорабочаго. Тамъ, гдh посты были и теперь существуютъ какъ установленiя религiозныя, они бываютъ перiодическiе, одинъ или 2 раза въ недhлю, и прiурочены къ извhстному времени года, напр., къ веснh, когда все въ природh пробуждается къ новой жизни. Съ дiэтической точки зрhнiя тh и другiя имhютъ громадное значенiе. Во время поста организмъ, не имhя свhжей работы, всhми свободными силами своими додhлываетъ всю залежавшуюся работу, перевариваетъ все, что еще можно усвоить, a остальное удаляетъ; наступаетъ общее очищенiе организма, которому въ особенности способствуетъ питье воды и усиленное движенiе на свhжемъ воздухh.

Освободившись отъ обременяющихъ ихъ пищевыхъ остатковъ, ткани и сосуды обновляются, и такимъ образомъ постъ возстановляетъ ослабленныя рабочiя силы. Въ этомъ отношенiи постъ считается какъ отличное лhчебное средство, въ чемъ и прiрода наша безошибочно убhждаетъ насъ. Въ болhзняхъ мы отворачиваемся даже отъ самыхъ великолhпныхъ блюдъ. Первымъ проявленiемъ болhзни y скота есть отсутствiе аппетита, апатичное отношенiе къ корму. Честный и разумный врачъ чаще всего прописываетъ постъ или строгую дiэту. Постъ, наконецъ, не только лhчитъ, но даже предупреждаетъ накопленiе въ организмh болhзнетворныхъ началъ.

Благотворныя послhдствiя поста подтверждаютъ наблюденiя доктора Зееланда, произведенныя въ Туркестанскомъ краh, въ городh Вhрномъ, и опубликованныя въ журналh: «Biologisches Centralblatt». Давно замhчено уже, что томимыя нhкоторое время голодомъ животныя, когда ихъ снова откармливали, прiобрhтали больше силъ и тhла, чhмъ имhли до поста. Зееландъ производилъ свои опыты сначала надъ голубями, а послh надъ пhтухами. Однихъ онъ неизмhнно кормилъ однимъ и тhмъ же вhсовымъ количествомъ зерна, а y другихъ онъ отнималъ въ извhстные промежутки, на одинъ день или больше, кормъ. Когда птицы были убиты, тщательное изслhдованiе показало, что пhтухи, подвергнутые постной дiэтh, оказались болhе развитыми и имhли больше тhла, чhмъ кормившiеся ежедневно и аккуратно. Кромh того, y первыхъ пища оказалась тщательнhе усвоена и переварена. Причемъ увеличенiе вhса y первыхъ произошло насчетъ приращенiя не жировыхъ и водянистыхъ частей, a бhлковистыхъ.

Правда, вслhдъ за постомъ наступаетъ временное ожирhнiе, но оно вскорh исчезаетъ. Въ связи съ укрhпленiемъ тhла и исчезновенiемъ ожирhнiя y подверженныхъ постной дiэтh надо поставить еще и то обстоятельство, что кожная и клhтчатная ткани становились y нихъ болhе крhпкими и упругими, чhмъ y регулярно кормленныхъ. Докторъ Зееландъ дhлалъ и надъ собою тоже весьма удачные опыты. Страдая мигренями и меланхолiей, онъ въ теченiе полугода постился сначала одинъ разъ въ недhлю, a послh только до пяти часовъ пополудни, и не только освободился совсhмъ отъ всякихъ недомоганiй, но и въ состоянiи нервнаго строя y него произошли весьма благопрiятныя улучшенiя; общее состоянiе здоровья, пищеваренiе и составъ крови значительно исправились.

Постъ, слhдовательно, есть отличное средство для укрhпленiя и возстановленiя здоровья. При соблюденiи извhстныхъ предосторожностей каждый легко его переноситъ. Во время поста больше, чhмъ когда-нибудь, слhдуетъ оставаться на свhжемъ воздухh, пить понемногу свhжую воду и, принимаясь за пищу, быть сначала очень умhреннымъ. Постъ укрhпляетъ не только рабочiя силы, но и умственныя и физiологическiя способности. Древнiе ученые и физiологи знали это лучше нашихъ. Будда, передъ тhмъ какъ выступить на проповhдническую и реформаторскую дhятельность, постился. Многiе другiе дhлали то же.

Умhренность. Умhренность въ hдh - такое необходимое условiе хорошаго пищеваренiя, въ особенности для страдающихъ желудковъ, - трудно соблюдается при вареной дiэтh съ ея различными приправами. При сухомъ вегетарiанскомъ питанiи умhренность приходитъ сама собой. Пиfагоръ говоритъ: «Неумhренность есть не что иное, какъ упражненiе въ неразумности», - a въ другомъ мhстh сказалъ: «Передъ сокровищницей здоровья люди поставили мhру». Впрочемъ, въ случаяхъ сильнаго катара желудка обильная пища лучше; лучше потому, что недостатокъ энергiи въ слизистой оболочкh пищеварительнаго пути надо замhнять до времени большою площадью дhятельности.

Не то, что съhдаемъ, а то, что перевариваемъ, преобразуется въ кровь. Лучше hсть часто, поменьше, чhмъ за разъ и много. Кто послh hды чувствуетъ отяжелhнiе, вялость, сонливость, тотъ, значитъ, или лишнее съhлъ, или пища была плохо приготовлена или неудобоварима. И какъ передъ hдой, такъ и послh нея надо чувствовать себя бодрымъ, легкимъ и способнымъ къ работh.

Научное питанiе, или значенiе химiи въ дhлh питанiя. Что существовало раньше - курица или яйцо? Развh ребенокъ, начинающiй говорить, начинаетъ съ грамматики? Развh человhчество, чтобы существовать, должно было ожидать появленiя науки химiи, которая бы указала, какъ и какими элементами должно питаться? Химiя въ своихъ предhлахъ, какъ наука, имhющая дhло съ составомъ тhлъ, - безспорно солидная и полезная наука. Въ области физiологiи значенiе ея еще пока сомнительно; тамъ же, гдh она переступаетъ свои границы, вторгаясь въ область «жизни», - тамъ значенiе ея совсhмъ призрачно. Когда дhло идетъ о пищh, она можетъ давать намъ указанiя только на нhкоторыя мертвыя формы органической жизни и заключающiяся въ ней нhкоторыя химическiя элементы и отсюда дhлать нhкоторыя предположенiя; но она никогда не сумhетъ сказать намъ, какiе органическiе элементы и въ какомъ соотношенiи должны мы принимать, по той простой причинh, что химiя не знаетъ и никогда не будетъ знать сущности животныхъ органическихъ элементовъ, которые единственно одни способны питать животные организмы. Сущность жизни всегда останется для насъ закрытой книгой. Безошибочныя указанiя въ способh питанiя намъ, какъ и всякому живому существу, даетъ одна только природа. Предостерегаю всhхъ противъ химическихъ формулъ въ дhлh питанiя. Въ этомъ отношенiи каждый представитель науки имhетъ свою особую формулу.

«Количество бhлковъ - мhрило питательности пищи», говоритъ химiя. Но слонъ, какъ и многiе люди цhлыми племенами, питается такими продуктами, въ которыхъ едва находятся признаки бhлковины, и въ то же время обладаетъ крhпкими мускулами и большой силой. Впрочемъ, бhлковая теорiя отживаетъ свой вhкъ. На мhсто ея выступила теорiя кровообразовательныхъ минеральныхъ солей. Оказывается, что источникомъ рабочей силы являются прежде всего безазотистыя вещества, не содержащiя въ себh никакихъ бhлковъ (Ворошиловъ, д-ръ Кюстеръ, проф. Германнъ, проф. Войтъ и др.; см. у д-ра Дока «Der Vegetarismus», 1882 г., стр. 28 и дальше).

Химiя, не слhдующая жизни, не можетъ устанавливать правилъ о составныхъ частяхъ пищи. Десятки лhтъ существовала теорiя, по которой мhриломъ питательности служило количество бhлковъ. Теперь на мhсто ея явилась теорiя питательности минеральныхъ солей, когда-то совсhмъ игнорировавшихся, а въ настоящее время имъ приписываютъ способность кровообразованiя. Пройдутъ еще десятки лhтъ - и эта теорiя окажется ошибочной; можетъ быть, явится ученiе о питательности летучихъ тhлъ, теперь въ природh своей совсhмъ не изслhдованныхъ. Я не отрицаю заслугъ химiи въ дhлh изслhдованiя мертво-органическихъ тhлъ - результатами этихъ изслhдованiй я самъ пользовался для настоящаго труда, но всегда совhтую относиться осмотрительно ко всякимъ химическимъ формуламъ питательности бhлковыхъ, углеводородистыхъ и др. веществъ. Въ дhлh питанiя нами должны руководить природа и основанная на ней физiологiя.

О варенiи пищи. Отчего варенiе пищи имhетъ такое общее распространенiе? Должна быть для этого основательная причина. Въ дhйствительности такъ и есть. Если зерно гороха положить въ воду, то оно разбухнетъ; если затhмъ его нагрhвать, то оно трескается. Всh пищевые продукты состоятъ изъ вещества клhтчатаго строенiя, слhдовательно, прибавляя къ этому веществу воды, a затhмъ разогрhвая ее, мы разрываемъ, разрушаемъ клhточки, въ особенности клhточки съ твердой древесиной. Такимъ образомъ разрыхленная древесина, въ мягкомъ или жидкомъ видh, не требующая пережевыванiя и только слегка смоченная слюной, проходитъ въ такомъ видh въ желудокъ. Здhсь, не получивъ предварительной обработки слюной во рту, a такъ же вслhдствiе обильнаго насыщенiя водой, пища эта уже не можетъ перевариться, какъ слhдовало бы. Это быстрое прохожденiе пищи чрезъ пищевой путь даетъ намъ обманчивое представленiе «скораго пищеваренiя», - черезъ 2 часа мы снова голодны и чувствуемъ себя снова способными къ прiему новаго количества пищи. A такъ какъ вслhдствiе варенiя уничтожается много питательныхъ частей, какъ и было сказано раньше, a при сливанiи воды еще увеличивается потеря ихъ, то потерянныя части мы стараемся замhнить искусственными приправами, раздражающими пищеводъ, и этимъ такъ возбуждаемъ дhйствiе железъ въ слизистыхъ оболочкахъ, что пища еще скорhе проскальзываетъ внизъ. Вотъ въ этомъ-то быстромъ прохожденiи пищи черезъ пищевой путь и кроется все заблужденiе большей удобоваримости вареной пищи. Не стану спорить, что въ настоящую минуту, привыкнувъ къ вареной и жареной пищh, мы не сразу сумhемъ вернуться къ правильному питанiю, но вhдь это только въ ущербъ нашей жизни. Наши отвыкшiе отъ правильнаго отправленiя органы должны быть постепенно укрhпляемы и возвращаемы къ новому питанiю. Переходною ступенью должно послужить для этого «вегетарiанство вареное», переходное, о которомъ дальше и будетъ сказано.

Приспособленiе къ вегетарiанству. При переходh отъ мясояденiя къ растительной пищh въ первое время чувствуется нhкоторое отощанiе, даже нhкоторое разстройство. Недомоганiямъ этимъ не слhдуетъ придавать особаго значенiя. Они скоро проходятъ, уступая мhсто общему настроенiю довольства и лучшему состоянiю здоровья. Нhкоторыя болhзненныя проявленiя остраго характера отъ прежняго питанiя проходятъ скоро. Но есть совсhмъ истощенные организмы, которые такой рhзкой перемhны не выносятъ, y которыхъ, вмhсто того чтобы уменьшаться, разстройство будетъ постепенно увеличиваться. Такiе люди перемhну питанiя должны проводить осторожно и предусмотрительно. Лучшей пробой въ этомъ можетъ послужить вегетарiанскiй хлhбъ. У кого послh нhкотораго времени являются боли, давленiе подъ ложечкой, вздутiе, запоры и т.п., тотъ перемhну питанiя долженъ растянуть на цhлые мhсяцы, a то и больше. Кто не можетъ переносить питанiя сырымъ зерномъ и плодами, долженъ начать съ вегетарiанскаго хлhба, даже съ полувегетарiанскаго, съ вареныхъ овощей или съ мучныхъ блюдъ. Кто не любитъ хлhба или по недостатку зубовъ (4 зуба: 2 внизу, 2 вверху, уже достаточно) не можетъ пережевывать, тотъ долженъ изъ заварной муки приготовлять всякiя клецки, изъ ржаной и гречневой - праглу[13], славянскiй хлhбъ - блюда, прекрасно отвhчающiя этой цhли. Тогда питанiе свое надо устроить такъ: къ завтраку крутыя клецки ржаныя на водh; обhдъ обыкновенный, вегетарiанскiй, a вмhсто хлhба - прагла, приготовляя ее все болhе и болhе постепенно крутую и подсушивая въ печкh; въ ужинъ клецки на молокh. Когда десна, оставшiеся зубы и желудокъ окрhпнутъ немного, надо hсть за завтракомъ сырую сладкую морковь, тщательно ее пережевывая; это особенно полезно для тhхъ, которые при плохомъ пищеваренiи страдаютъ окисленiемъ желудка. Затhмъ можно перейти къ сырой гречихh, причемъ, пережевавъ и высосавъ, шелуху надо выплевывать.

IX.

12 правилъ для hды.

Изъ всего, что до сихъ поръ было сказано, можно вывести для себя слhдующiя правила hды:

1) Пищу надо жевать спокойно, не торопясь, чтобы самымъ тщательнымъ образомъ ее измельчить и обработать самымъ большимъ количествомъ слюны. Такимъ только образомъ производится правильное пищеваренiе во рту. Для этого слhдуетъ принимать пищу въ твердомъ видh, требующую усиленнаго жеванiя.

2) Въ тhхъ случаяхъ, когда употребляется еще и жидкая пища, при ней необходимо hсть твердый вегетарiанскiй хлhбъ, чтобы вызвать болhе обильное слюновыдhленiе для обработки пищи.

3) Чhмъ пища круче, крhпче, тhмъ движенiя, работа должны быть усилены. При болhе легкой пищh и движенiя должны быть легче - не обезсиливающiя.

4) Вареная пища должна подаваться на столъ въ привлекательномъ, чистомъ видh, - какъ сырые плоды, чтобы она не только привлекала глазъ, но и желудокъ. Это слегка возбуждаетъ нервы, вызываетъ лучшiй аппетитъ и способствуетъ пищеваренiю[14].

5) hсть все въ холодномъ видh и во всякомъ случаh наблюдать, чтобы температура пищи была ниже 30 °R., равнымъ образомъ слhдуетъ избhгать пищи и напитковъ, искусственно охлажденныхъ, т.е. ниже 8 °R.

6) Никогда не hсть безъ аппетита; лучше подождать до слhдующей hды.

7) Никогда не пить за hдой и не hсть при питьh. Пить надо за 1/2 часа до hды или 2-3 часа спустя.

8) Никогда не hсть вмhстh сырого и варенаго; жирной пищи не hсть вмhстh съ сырой (не вареной).

Чhмъ пища жирнhе, тhмъ онa меньше согласуется съ здоровой, сырой дiэтой. Жиры не способствуютъ пищеваренiю.

9) Употребленiе искусственныхъ или вредныхъ возбуждающихъ средствъ (спиртныхъ напитковъ, всякихъ наркотиковъ, острыхъ приправъ и мяса) надо или сразу бросить или отвыкать отъ нихъ постепенно. Легче отказаться совсhмъ отъ сомнительныхъ удовольствiй, чhмъ пользоваться ими умhренно, съ ограниченiями. Возбужденiе и питанiе другъ съ другомъ не согласуются.

10) Разъ въ недhлю поститься усердно, пить одну только воду.

11) hсть умhренно, насыщаться, но не пресыщаться, - при отсутствiи приправъ это дhло не трудное. При отсутствiи разумной умhренности и вегетарiанство ничего не поможетъ. Мы должны hсть, чтобы жить, a не жить, чтобы hсть.

12) Наблюдать всегда, при помощи соотвhтствующей дiэты, чтобы голова была холодная, ноги теплыя и желудокъ не былъ обремененъ. Безъ чистых кишокъ невозможна чистота всего организма.

X.

О варенiи и жаренiи пищи.

Въ главh о пищеваренiи я сказалъ все, что касается физическихъ и физiологическихъ послhдствiй пищи, приготовленной на огнh. Остается мнh разсмотрhть этотъ вопросъ съ точки зрhнiя экономической, хозяйственной и нравственной.

Не говоря уже о влiянiи кухни на здоровье, она очень дорого намъ обходится по слhдующимъ причинамъ:

1. Занимаетъ много мhста, въ особенности, если прибавить сюда ледники и погреба.

2. Поглощаетъ громадное количество топлива.

3. Кухня требуетъ цhлаго арсенала столовой и кухонной посуды, кастрюль, горшковъ, судковъ, ножей, вилокъ, ложекъ и пр. и пр. Плохая система луженья мhдной и желhзной посуды очень дурно отзывается на нашемъ здоровьи. Вообще всякое прикосновенiе пищи съ металлами вредно, потому что часть ихъ передается намъ. Даже притупленный вкусъ чувствуетъ, когда мы рhжемъ рыбу или фрукты металлическимъ ножомъ.

4. Кухня требуетъ большой прислуги.

5. Требуетъ замhны удаленныхъ варенiемъ[15] природныхъ питательныхъ частей очень дорогими искусственными.

6. Чтобы насытить и напитать человhка, кухня должна доставить ему въ четыре раза больше вареной пищи, чhмъ сколько потребовалось бы сырой.

Кухня по разнымъ причинамъ имhетъ несравненно болhе развращающее влiянiе, чhмъ думаютъ многiе; главнhйшiя причины нижеслhдующiя:

1. Проливанiе крови.

2. Высокая температура отъ очаговъ и варкh на кухнh чрезвычайно раздражаетъ стряпающихъ, дhлаетъ ихъ сварливыми; сварливость - характерная черта всhхъ исправныхъ хозяекъ и кухарокъ, вhчно воюющихъ другъ съ другомъ.

3. Всякая дiэта требуетъ большого разнообразiя: оттого она постоянно держитъ человhка въ заколдованномъ кругу вопросовъ брюха.

4. Кухня прiучаетъ человhка къ обжорству, вслhдствiе чего плотская, физическая жизнь преобладаетъ надъ духовной. Эгоизмъ и невыдержанность характера - отличительныя черты всhхъ любящихъ сладко поhсть и попить. Однимъ словомъ, кухня понижаетъ уровень нравственности.

5. Наконецъ кухня требуетъ особенно спецiализирующихся людей - поваровъ и кухарокъ, отнимаемыхъ отъ общаго человhческаго дhла, - кормленiя и воспитанiя дhтей, - для служенiя господамъ. Съ уничтоженiемъ кухни не было бы и слугъ.

Вегетарианство вареное(ПЕРЕХОДНОЕ)

С уважением Альгсандръ

Не менее важные статьи:

 

Ваш отзыв